27. Проблематика комедии Фонвизина «Недоросль». Просветительские идеалы Фонвизина.


 

На уровне жанрообразования поэтика «Недоросля» продолжает пребывать своеобразной: сатирико-бытовые по типу художественной образности персонажи комедии предстают в полном ореоле трагедийных ассоциаций и жанрообразующих мотивов, тогда как герои-идеологи по своему эстетическому статусу восходящие к бесплотному голосу высоких жанров оды и трагедии целиком погружены в стихию комедийных структурных элементов.

Бытовые персонажи здесь – архаисты и даже первая характеристика от Правдина дает архаизмами точное описание Простаковой. Правдин изъясняется словами, которые автор позаимствовал у Сумарокова, который, в свою очередь, ими же (словами) пользовался для реплик своих трагических тиранов (напр. «Димитрий Самозванец»).

Эмоциональную доминанту действия для бытовых персонажей определяет мотив тоски, распространившийся до понятия «состояние души». Он возникает от момента больного диареей Митрофанушки вплоть до самого финала. Хотя начинается комедия с радостно готовящегося к свадьбе Скотинина. Состояние героев усугубляется типично трагедийной пластикой – стояние на коленях, обморок, простирание рук – это все характеризует образ Простаковой как трагедийный. Также со слов героев не сходят всякие идиомы, намекающие на смерть и кровопролитие: «Я чаю, тебе жмет до смерти», «И не деревеньки, а то, что в её деревеньках водится, и до чего моя смертная охота». Самоубийство тоже не чуждо бытовым персонажам. Простакова играет смерть в конце комедии, когда её, мертвую уже в душевном плане, добивает до обморока Митрофанушка. Эта смерть как лавина нарастает по ходу всего действия и в конце Простакова все твердит, что пропала и умерла. И, наконец, тут присутствует древнегреческо-литературный рок, ибо мы уже с самого начала комедии знаем, чем она кончится, нам на это Правдин намекает – «Не сомневаюсь, что унять их возьмутся меры».

Семество простаковых все время уповает на случай, но эти надежды противоречивы и случай им служить отказывается, что актуализирует мотив рока. Финал тривиален для трагедии – утрата того, чем персонаж обладал при завязке. Ничего не теряют только те, кто ничего не имел. Простаков и Еремеевна остаются при своем, но свое у них – личное бессловесное рабство. В итоге что мы имеем? Комедию рока. Так как все комические персонажи выстроены трагедийной структурой.

И тут же мы видим, что герои-идеалисты, созданные по жанру оды и трагедии развернуты в действии сугубо комедийной структуры. Разворот картины на 180 градусов. Не смотря, что Стародум обладает фамилией-архаизмом, он является героем-новатором.Его род не идет дальше Петра 1, императора-новатора. Милон и Софья появляются на сцене в горе и несчастии, но потом их настроения резко меняется в противоположную сторону к концу действия (привет, смена настроений героев-антагонистов). Это чисто комедийная фишка (поворот от несчастья к счастью) в противопоставление трагедийной фишке (от счастья к несчастью). Им не страшна смерть (автором нарочито вырезано это слово из реплик протагонистов), даже война у них служит исправлением нравов. Ну, и, конечно же, на стороне протагонистов находится случай – многочисленный СЛУЧАЙНЫЕ встречи героев в одном доме. Исследователи говорят – автор с ними перестарался и этими встречами перегрузил полотно пьесы. И речь героев также изобилует словом «Случай». Для того. Чтобы добить полифонию курсов персонажей, автор дарит каждому протагонисту в конце что-нибудь: Стародуму – племянницу, честную сердцем, Милон и Софья приобретают друг друга, Правдин получает «утрату иллюзий относительно человеколюбивых видов высшей власти».

Разве это не трагедия – когда идеальная добродетель должна жить, уповая на случай.

Между персонажами, чьи среды обитания столь различны, уровни владения словом сформулированы столь разными критериями и чьи уровни владения словом исключают какой бы то ни было диалог, что есть основа любого действия, между ними невозможен личностный конфликт, только надличностный и его дробление.

Начнем с конфликта. Как и любая драма, «Недоросль» должен обозначить сферу своих конфликтов в самом начале. Однако все мелочные споры бытовых героев в первых 5 действиях, не находят развития (спор о кафтане, крепостница и крепостной). Конфликт переходит на уровень бытового нравоописания (борьба Митрофанушки и Скотинина за деньги Софьи). Когда на сцену выходят Правдин и Стародум и начинают говорить о болезни власти, конфликт переходит в ранг идеологического.

Но из трех возможных линий конфликта реализуются только две – бытовая нравоописательная и понятие о природе и идеальной власти. Бунт же крестьян в 18 веке было просто немыслим.

И даже самостоятельных действий в комедии тоже два. Они повторяются по методу кривозеркального, каламбурного отображения. Если госпожа Простакова проводит тираническую власть над крестьянами на деле, то Стародум и Правдин обсуждают, как власть может придти к тирании; экзамен Митрофанушки предварен экзаменом Милона на право зваться честным человеком; драка Скотинина и Митрофана соответствует внутренней борьбе Милона за счастье с любимой. Причем каждое это действие имеет полный набор композиционных элементов – первоначальная ситуация, завязка, развитие, кульминация, развязка. А в финале все результаты, к которым пришли герои, имеют две стороны – как положительную, так и отрицательную.

Также следует отметить, что письмо Стародума в начале пьесы творит живой мир комедии, а в конце приезд наместника дает воскрешает на миг мертвые души, чтобы снова бросить их в пропасть. Это церковный отклик – как действие архетипа Евангелия и Апокалипсиса.

Комедия Фонвизина, совместив в себе две жанровые структуры, два угла зрения, два способа словесного моделирования жизненных связей, создала эффект стереоскопический, отсюда комедия приобрела доселе невиданную в русской литературе объемность, всеохватность, универсальность.