Кирков и розовая кофта


 

Сканда́л Кирко́ров — Ароя́н — инцидент, произошедший 20 мая 2004 года в Ростове-на-Дону между Филиппом Киркоровым и корреспондентом «Газеты Дона» Ириной Михайловной Ароян во время пресс-конференции певца, оскорбившего журналистку. Фраза Киркорова в адрес Ароян «Меня раздражают Ваша розовая кофточка, Ваши сиськи и Ваш микрофон» стала широко известной и даже вызвала подражания. Фразеологизм «Ро́зовая ко́фточка», порождённый скандальным эпизодом, стал одним из часто употребляемых обозначений самого происшествия и событий вокруг него; он также используется как обобщающее обозначение скандалов с персонажами «бульварной прессы». Сам скандал иногда именуется также «Розовая кофточка, сиськи и микрофон», «Киркоров и розовая кофточка». Метафорически «розовой кофточкой»в различных публикациях изредка называли одну из сторон конфликта (Ирину Ароян), а также использовали понятие как собирательный образ журналиста.

Происшествие вызвало значительный общественный резонанс, получило самое широкое освещение в средствах массовой информации и привело к возбуждению против певца уголовного дела и судебному разбирательству. Конфликт эстрадного исполнителя с прессой сопровождался организацией массового бойкота Филиппа Киркорова со стороны прессы (певца бойкотировали также некоторые региональные концертные организации). Инициатива гражданской акции в знак солидарности с ростовской журналисткой принадлежала челябинской телерадиокомпании «Восточный экспресс» и была поддержана Союзом журналистов России, однако её не поддержала часть столичных СМИ.

В судебном деле фигурировало заключение специалиста — заведующего отделом экспериментальной лексикографии Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН, доктора филологических наук, профессора А. Н. Баранова, подготовленное по инициативе адвокатов Киркорова. В заключении в частности говорилось:

«1. Оскорбление как речевой акт обязательно направлено на конкретное лицо — адресата оскорбления. То есть речевой акт оскорбления требует использования соответствующих неприличных выражений, направленных (адресованных) конкретному лицу. Кроме того, речевой акт оскорбления предполагает, что говорящий приписывает адресату отрицательную характеристику (одну или несколько)».

"2. Во фразе (1) «Ф. Киркоров: <…> Меня раздражают Ваша розовая кофточка, Ваши сиськи и Ваш микрофон» И. Ароян не приписывается никаких отрицательных характеристик, выраженных в неприличной форме (см. также ответ на вопрос № 5).

Во фразе (2) «Ф. Киркоров: А?! А? Да мне… да мне по-хую, как Вы напишете… Так же, как и Вы… Я не люблю непрофессионалов! Непрофессионалам тут делать нечего!» И. Ароян приписывается отрицательная характеристика — непрофессионализм, при этом используется слово литературного русского языка, которое не относится к числу неприличных.

Фраза (3) «И. Ароян (презрительно): А вы научитесь себя вести. „Звезда“.

 

Ф. Киркоров (рифмуя): Да… Пизда!» многозначна: это может быть и приписывание И. Ароян отрицательной характеристики, и языковая игра. Только говорящий может пояснить то, что он имел в виду.

«3. Идиома по-хую (кто-л./что-л., кому-л.) употреблена во фразе: „А? Да мне… да мне по-хую, как Вы напишете… Так же, как и Вы…“ в значении „говорящий даёт понять адресату, что он исключает то, что напишет адресат, из своей личной сферы“, то есть Ф. Киркорову безразлично, что о нём напишет журналистка. Продолжение фразы „Так же, как и Вы…“ указывает на то, что говорящему безразлична и сама журналистка.

Фразу „А? Да мне… да мне по-хую, как Вы напишете… Так же, как и Вы…“ нельзя рассматривать как оскорбление, поскольку в ней адресату не приписывается никаких отрицательно оцениваемых характеристик.»

«4. Слово „пизда“ в контексте „И. Ароян (презрительно): А вы научитесь себя вести. `Звезда´“.

Ф. Киркоров (рифмуя): „Да… Пизда!“ допускает различные интерпретации. При одном понимании И. Ароян в неприличной форме приписывается некоторая характеристика. При втором понимании речь идет о языковой игре, основанной на рифме со словом „звезда“ и взаимной перебранке. Поскольку речевой акт Ф. Киркорова состоит из одного слова и следует после частицы „да“, употреблённой в значении реакции-согласия, по контексту невозможно установить, что конкретно имеется в виду — приписывание характеристики или языковая игра с перебранкой. Это тот случай, когда говорящий может пояснить то, что имелось в виду.»

«5. Слово сиськи в контексте „Ф. Киркоров (обращаясь к И. Ароян): Я не хочу, чтобы Вы меня фотографировали. Вы мне надоели. Меня раздражают Ваша розовая кофточка, Ваши сиськи и Ваш микрофон“ с точки зрения стилистики относится не к неприличным, а к просторечным словам».

«6. Интерпретация метафоры ПОДВОРОТНИ как оскорбления определяется метафорическими следствиями. Поскольку рассматриваемый контекст не позволяет однозначно определить эти следствия, установить, в каком значении употреблена метафора ПОДВОРОТНИ, не представляется возможным. Следовательно, эта метафора не может однозначно рассматриваться как оскорбление адресата данной реплики.»

Несмотря на ходатайство адвокатов Киркорова, суд отказался придать заключению статус официальной лингвистической экспертизы, и оно не повлияло на приговор. 11 августа 2004 года мировой суд Ростова-на-Дону признал Киркорова виновным по части 2 статьи 130 УК РФ (оскорбление в публичном месте) и назначил штраф в размере 60000 рублей с выплатой в пользу государства. Адвокат истицы В. Лившиц подчёркивал, что Ирина Ароян намеренно не предъявляла к эстрадному певцу никаких материальных претензий в качестве компенсации морального вреда; для пострадавшей стороны достаточной компенсацией стало вынесение обвинительного приговора Киркорову. В официальном судебном постановлении отмечалось, что «Киркоров, являясь одним из известнейших артистов и образцом для подражания молодёжи, умышленно и цинично оскорбил Ирину Ароян». Вскоре после этого Киркоров снова оскорбил журналиста (корреспондента газеты «Известия») с использованием обсценной лексики.