24. Особенности романтизма молодого М.Горького.



"РАННИЙ" ГОРЬКИЙ И ЭПОХА
В 1890-е годы в интеллектуальной жизни России победило самосознание, которое Андрей Белый вслед за Ницше назвал «волей к переоценке». Застывш. Полит. система + Паралич православной церкви+  стремительн. рост атеизма интеллигенции. Те исторические пути, которыми шли народники, вызвали разочарование среди интеллигенции. Лозунг 90-х годов: "Наше время — не время великих задач". Низвергался герой, прославлялся средний человек. Жизнь утрачивала свой высокий смысл. В этой атмосфере все яркое, кричащее, неизведанное вызывало повышенный интерес. «В девяностых годах Россия, — писал впоследствии Г.Адамович, — изнывала от «безвременья», от тишины и покоя <...>, — и в это затишье, полное «грозовых» предчувствий, Горький со своими соколами и буревестниками ворвался, как желанный гость».
 С предельной реалистичной правдивостью изображают этот период в своих произведениях Чехов и Бунин, старшие современники Горького. .Сам же Горький заявляет о необходимости поисков новых путей в литературе. В письме Пятницкому от 25 июля 1900 года он пишет: «Задача литературы — запечатлевать в красках, в словах, в звуках, в формах то, что есть в человеке наилучшего, красивого, честного, благородного. В частности, моя задача — пробуждать в человеке гордость самим собой, говорить ему о том, что он в жизни — самое лучшее, самое святое и что кроме него — нет ничего достойного внимания. Мир — плод его творчества, бог — частица его разума и сердца…». Растущее в обществе недовольство и ожидание решительных перемен и вызвали усиление романтических тенденций в литературе. Писатель понимает, что в реальной современной жизни человек угнетен и бесправен, а потому говорит: «Настало время романтического…» В письме к Чехову Горький приветствовал новый век: "Я недавно видел пьесу "Сирано де Бержерак" и пришел от нее в восторг: "Дорогу свободным гасконцам! Мы южного неба сыны. Мы все под полуденным солнцем, И с солнцем в крови рождены!"

Действительно, в ранних рассказах Горького преобладают ЧЕРТЫ РОМАНТИЗМА (+ к концу списка особенности стиля самого Г-го):

1)      рассматривается романтическая проблема противоборства сильного человека (Данко, Ларра, Сокол) с окружающим его миром, а также проблема человека как личности вообще. Романтизм предполагает утверждение исключительной личности, выступающей с миром один на один, подходящей к действительности с позиции своего идеала, предъявляющей окружающему исключительные требования. . Герои этих рассказов – люди «с солнцем в крови», сильные, гордые, красивые, эти герои – мечта Горького. Такой герой должен был «усилить волю человека к жизни, возбудить в нём мятеж против действительности, против всякого её гнета». 
О типах героев раннего Г.см. ниже вставку из учебника

2)      принцип романтического двоемирия. Романтический, а потому идеальный мир героя противостоит миру реальному, противоречивому и далекому от романтического идеала. Противостояние романтика и действительности, романтика и окружающего мира - коренная черта этого литературного направления. Мир произведений резко разграничен на свет и тьму, причем эти различия важны при оценке персонажей: после Ларры остается тень, после Данко — искры.

3)      Роль пейзажа,
--Действие рассказов и легенд  часто перенесено в фантастические для реальной жизни условия («Он стоял между безграничной степью и бесконечным морем»).
--В романтическом пейзаже предстает перед нами старуха Изергиль: «ветер тек широкой, ровной волной, но иногда он точно прыгал через что-то невидимое и, рождая сильный порыв, развевал волосы женщин в фантастические гривы, вздымавшиеся вокруг их голов. Это делало женщин странными и сказочными. Они уходили все дальше от нас, а ночь и фантазия одевали их все прекраснее».
--В этом мире природа тесно связана с душевным состоянием героев, что соответствует канонам романтизма. Море в рассказе "Челкаш", лес в легенде о Данко, степь в рассказе "Дед Архип и Ленька" меняются по ходу развития сюжета. Если в начале произведения природа спокойна и обычна, то во время основного конфликта она "отражает" душевное напряжение героев. Так начинается гроза или буря.
--природа имеет двойственный характер. Она либо помогает людям, создавая естественный фон вольной жизни, как в начале рассказа "Старуха Изергиль", либо противостоит им. В этом противостоянии участвует, скорее, не столько сама природа, сколько ее "ложное подобие", созданное людьми. Воплощением этого "ложного подобия" является портовый город, который "дышит мощными звуками страстного гимна Меркурию", или "живой" лес, возникший из-за страха людей перед природой. В обоих случаях созданная людьми реальность "поработила и обезличила их", поэтому она должна исчезнуть в тот момент, когда людям удается победить свой страх. Напротив, подлинная природа всегда жива. Она воплощает неизменные и вечные законы жизни, поэтому большинство рассказов заканчивается пейзажами, символизирующими "вечность", неподвластную мелким страстям красоту и гармонию природы.
--Главный герой обычно связан с природой. Вокруг него строится все повествование. Так, Челкаш чувствует себя свободным только в море, умирающий Ларра смотрит в небо. Такая связь позволяет выделить главного героя, что соответствует традиции романтизма.

4)      Максимализм. Изергиль, как и всякий романтик, несет в характере единственное начало, которое полагает наиболее ценным: она уверена, что вся ее жизнь была подчинена лишь одному - любви к людям. Также единственное начало, доведенное до максимальной степени, несут и герои легенд, рассказанных ею. Данко воплощает крайнюю степень самопожертвования во имя любви к людям, Ларра - крайний индивидуали

5)      Исп.элементы фольклора.
--одушевляет природу («Мгла осенней ночи вздрагивала и пугливо озиралась, открывая степь и море…»). Человек и природа часто отождествляются и даже могут разговаривать (разговор Рагима с волной).
--Животные и птицы, действующие в рассказах, становятся символами (Уж и Сокол).

6)      Романтическая мотивировка характеров. Исключительный индивидуализм Ларры обусловлен тем, что он сын орла, воплощающего идеал силы и воли. Такой мотивировки вполне достаточно для романтического сознания: «Все смотрели с удивлением на сына орла и видели, что он ничем не лучше их, только глаза его были холодны и горды, как у царя птиц. И разговаривали с ним, а он отвечал, если хотел, или молчал, а когда пришли старейшие племени, он говорил с ними, как с равными себе». Гордость и презрение к другим - вот два начала, которые несет в себе Ларра. Обречен на (желанное!) одиночество романтика, вытекающее из невозможности найти на земле кого-то хоть в чем-то равного себе: «Долго говорили с ним и наконец увидели, что он считает себя первым на земле и, кроме себя, не видит ничего. Всем даже страшно стало, когда поняли, на какое одиночество он обрекал себя. У него не было ни племени, ни матери, ни скота, ни жены, и он не хотел ничего этого». Такая позиция заставляет героя вступить на путь эгоистического произвола, что открыто декларируется им. (Убивает на глазах у старейшин девушку, которую он возжелал и которая отвергла его)

7)      Использование жанра легенды позволяет писателю наиболее четко выразить свои мысли и идеи в аллегорической форме. Композиция повествования в романтических рассказах целиком подчинена одной цели: более полному воссозданию образа главного героя. Рассказывая легенды своего народа, герои дают автору представления о своей системе ценностей, об идеальном и антиидеальном в человеческом характере, как они сами его понимают, показывают, какие черты личности достойны уважения или презрения. Иными словами, они таким образом как бы создают систему координат, исходя из которой могут быть судимы сами. романтическая легенда является важнейшим средством создания образа главного героя.

8)      Проблема гордого человека. Писатель анализирует два типа людей: «Человек — это звучит гордо!» и «Человек — раб вещей». Это то, что нек.критики назыв «ницшеанством» Горького.
См.ниже отрывок из  Келдыша об этой особенности Г.

9)      Свобода.  Тема свободного человека — главная тема его первого рассказа «Макар Чудра», а также многих других произведений, в том числе «Песни о Соколе». Понятие «свобода» для писателя связано с понятиями «правда» и «подвиг». Если в рассказе «Макар Чудра» Горького интересует свобода «от чего-либо», то в «Старухе Изергиль» — свобода «во имя». Ларра — сын орла и женщины — недостаточно человек, чтобы быть с людьми, но и недостаточно орел, чтобы обойтись без людей. Его несвобода — в его себялюбии, и потому он наказан одиночеством и бессмертием, а после него остается только тень. Данко же, напротив, оказывается более свободным человеком, потому что он свободен от самого себя и живет ради других. Поступок Данко можно назвать подвигом, ибо подвиг для Горького — это высшая степень свободы от любви к себе. Что же касается правды, то писатель показывает, что, к сожалению, статичная правда Дятла, как правило, побеждает романтическую, зовущую в дорогу правду Чижа.

10)  наличие образа повествователя.(нота «горьковского» реализма в его романтизме). взгляд этого человека, странствующего по Руси, встречающего на своем пути множество самых разных людей, очень важен для писателя. Вспомним еще раз: в эпосе Горького, в композиционном центре любого его романа или повести всегда будет стоять воспринимающее сознание - негативное искажающее реальную картину жизни, лишающее ее смысла и перспективы (эпопея «Жизнь Клима Самгина», роман «Жизнь Матвея Кожемякина»), или же позитивное, наполняющее бытие высшим смыслом и содержанием (автобиографическая трилогия, роман «Мать»). Именно это воспринимающее сознание в конечном итоге является важнейшим предметом изображения, критерием авторской оценки действительности и средством выражения авторской позиции. Именно пристальный, заинтересованный взгляд автобиографического героя и выхватывает из встреч, дарованных ему судьбой, самые интересные и неоднозначные характеры. В них автор видит проявление народного характера рубежа веков, пытается исследовать его слабые и сильные стороны. И авторское отношение к ним - восхищение их силой и красотой, как в рассказе «Макар Чудра», поэтичностью, склонностью к почти художественному восприятию мира, как в «Старухе Изергиль», и в то же время несогласие с их позицией, способность увидеть противоречия в их характерах - выражается не прямо, а косвенно, с помощью самых разных художественных средств.
Макар:  Романтическая позиция при всей ее красоте и возвышенности отрицается автобиографическим героем. Он показывает ее бесперспективность и утверждает актуальность позиции реалистической. В самом деле, автобиографический герой -единственный реалистический образ в ранних романтических рассказах Горького. Его реалистичность проявляется в том, что в его характере и судьбе отразились типические обстоятельства русской жизни 1890-х гг. Развитие России по капиталистическому пути привело к тому, что со своих мест оказались сорваны миллионы людей, именно они и составили армию босяков, бродяг, как бы выпавших из прежних социальных условий и не обретших новых прочных общественных связей. Автобиографический герой Горького принадлежит именно к такому слою людей. Критик и литературовед, исследователь творчества М. Горького Б.В. Михайловский назвал такой характер «выломившимся» из традиционного круга общественных отношений. При всем его драматизме это был позитивный процесс: кругозор и мировосприятие людей, пустившихся в странствие по Руси, были несравнимо глубже и богаче, чем у предшествующих поколений, им открылись совершенно новые стороны национальной жизни. Россия через этих людей как бы познавала самое себя. Именно поэтому взгляд автобиографического героя реалистичен, ему доступно осознать ограниченность сугубо романтического миросозерцания, приводящее Изергиль к полной исчерпанности и испепеленности.

11)  Построение произведения:
--Завязкой сюжета часто оказывается проблема, на которую две разные системы взглядов дают разные ответы. Это украденный платок в рассказе "Дед Архип и Ленька", проблема "цены денег" в "Челкаше" или "свободы" в "Старухе Изергиль". Затем конфликт развивается и наступает развязка, причем герой может гибнуть, но его идеи побеждают. Побеждают не в реальной жизни, а в читательской оценке происходящего. Сокол не смог доказать "свою правду" Ужу, для которого счастье полета раскрывается в падении. Но именно Сокол предстает перед читателями в качестве положительного героя.
--Противостояние двух мировоззрений проявляется и во внешнем облике персонажей, и в их восприятии действительности. "Красивые люди" всегда сравниваются с птицами, они "способны летать", в отличие от "рожденных ползать". Внешностью и речью они резко отличаются от окружающих людей. Мир "красивые люди" видят по-своему, для них не существует в нем ничего страшного и непонятного. Для Челкаша "огненно-голубой меч", увиденный Гаврилой, является простым "фонарем электрическим".

Таким образом, художественное своеобразие ранних произведений Горького связано с мировоззрением его героев. Сюжет строится на основе противостояния двух комплексов идей. Герои, несущие эти идеи, даже погибая, остаются победителями. С самого начала произведения они композиционно выделены и противопоставлены остальным персонажам в силу того, что стремятся "жить, а не примиряться". Из-за того, что они противостоят мещанскому идеалу, положительные герои часто воплощаются в таких характерных образах, как "босяки". Это проявляется и в речи, и в стремлении к "вольной природе", и в конфликте с существующим обществом. Такая социальная обособленность позволяет говорить об их сходстве с романтическими героями XIX века. В то же время Горький наделяет своих героев отличительными чертами именно "людей дна", что можно воспринимать как стремление к реалистическому описанию жизни России начала XX века.

-----------------------важные понятия, связ с ранним периодом---------------------

Идейный лиризм.
 С самого начала обозначилось серьезное расхождение между тем, что писала о Горьком критика, и тем, что хотел видеть в нем рядовой читатель. Читателя меньше всего интересовал смысл горьковских вещей. Но он искал и находил в них настроение, созвучное своему времени. Критика пыталась найти в произведениях Горького социально-психологические типы («лишний человек», «кающийся дворянин»), но чаще находила колоритные и несомненно жизненные характеры. Толстой высоко оценил образы босяков, считая, что молодому писателю удалось познакомить образованную публику с несчастным положением « бывших людей» — тема, которая занимала самого Толстого. Появившись в литературе, Горький подменил проблему художественной типизации проблемой «идейного лиризма», по точному определению М.А.Протопопова[8]. Его герои напоминали кентавров, так как несли в себе, с одной стороны, типически верные черты, за которыми стояло хорошее знание жизни и литературной традиции; с другой — произвольные черты и особого рода «философию». Г.описал  новый  идейно-психол. тип,котор.врезался в духовную и общественную жизнь России конца XIX — начала XX в.

Особенности характеров героев
Действительно, особенность многих героев раннего Горького в том, что они живут в несколько ином моральном измерении, нежели традиционные персонажи русской литературы.
1 категория: предпочитают не думать о грехе, но грешить на деле; не терзаться мыслью о преступлении, но идти и совершать его.меньше думать. «Вон как день и ночь бегают, гоняясь друг за другом, вокруг земли, так и ты бегай от дум про жизнь, чтоб не разлюбить ее. А задумаешься — разлюбишь жизнь, это всегда так бывает», — говорит Макар Чудра (I, 14).целая философия. Мысли — это признак вырождения или «декаданса» в ницшевском понимании слова. «На плотах»: Горький обращает внимание на то, что Митя был «хилый, задумчивый парень». «Задуматься» — значит нарушить закон природы, остановить процесс вечного «становления», испугаться жизни и возненавидеть ее (ницшевская трактовка образа Гамлета).  Если крылья не несут тебя по ветру, как раненого Сокола («Песня о Соколе», 1895), самый лучший выход — самоуничтожиться, жизнь не терпит остановки. Из двух ипостасей, тверди и бездны, потерявший небо Сокол выбирает все-таки бездну, т.е. гордыня + отчаяние. Не м.б. гармонии и равновесия. Герои ранних рассказов Горького, в отличие от традиционных русских типов «маленьких» и «лишних» людей, прежде всего экспансивны. Жизнь для них – борьба, самоутвержд. за счет врага, к кот. питают не только ненависть, но и странное чувство любви. Наличие врага необходимо им как воздух, в иной атмосфере они задыхаются (символич-ки это выражает Сокол). Любовь и вражда — две стороны одной медали, и чем сильнее любовь, тем сильнее и вражда. Радда и Зобар не могут любить иначе, как пытаясь победить один другого, подчинить себе волю любовника («Макар Чудра»). Но возможное поражение одного означало бы немедленное охлаждение другого. С исчезновением вражды пропал бы главный стимул любви. Единственное примирение состоит в радости взаимного уничтожения.
Вторая категория героев раннего Горького: некоторые черты героев первой+ отличия. В ницшевской иерархии (зверь — человек — сверхчеловек) она занимает место после человека, однако еще не совпадает со сверхчеловеком. Герои второй категории — это «бывшие люди»: Коновалов («Коновалов»), Промтов («Проходимец»), Фома Гордеев («Фома Гордеев»), Илья Лунев («Трое»), Сатин («На дне» ) и др. В их лице человек начинает осознавать себя в качестве проблемы, требующей своего решения. Здесь абсурд жизни в эпоху «смерти Бога» переживается как трагедия. Очарование природой, свобода инстинктов не дают выхода в жизненном лабиринте. Мир обнаруживает свои серые тона, которых в ранних рассказах Горького не меньше, чем ярких, сочных красок. Недаром эпитет «серый» в горьковской прозе приобретает особое смысловое значение. Так, в финале рассказа «Двадцать шесть и одна» (1899) он возникает совсем неслучайно: «И — ушла, прямая, красивая, гордая. Мы же остались среди двора, в грязи, под дождем и серым небом без солнца... (курсив мой.— П.Б.)» (V, 21). Перед нами не просто линялый мир, лишившийся после ухода Тани ярких, сочных красок, но и важный образ-символ обессмыслившегося мироздания, в котором работники пекарни как собирательный образ всего человечества обречены на одиночество и экзистенциальные поиски самих себя. Эти герои- безнадежно больные люди. физически крепкие личности,но избыток жизненных сил неожиданно принимает характер патологии, ведет к своеобразномудекадансу: психическому надрыву, сумасшествию и даже самоубийству. Их странность- ненависть ко всяким социальным опорам. фатальное стремление к сжиганию мостов, что соединяют их со своей средой. выпадают в социальный осадок. Говоря словами Горького о Фоме Гордееве, они « нетипичны» как представители своих классов. Лишенный идеала, над ним стоящего, человек либо гибнет, как Коновалов, либо сходит с ума, как Фома Гордеев.

«Ницшеанство» раннего Горького: 
Романтическая манера раннего Горького, несомненно, была близка Короленко, автору «Огоньков», хотя он и упрекал своего ученика за излишний романтизм. Но и Короленко пришел в растерянность, прочитав в сборнике «Знания» поэму Горького «Человек», где самый пламенный романтизм сочетался с ледяной абстрактностью в изображении Человека. В космическом образе, лишенном «человеческих, слишком человеческих» черт, Короленко не сумел найти ничего «гуманного» и заподозрил Горького в высокомерии и индивидуализме. И опять — ничем иным, кроме влияния Ницше, он этого объяснить не смог. Можно догадаться, что под ницшеанством Горького часто понимали просто неорганическую сторону его ранних рассказов, в которых видели влияние «извне». Речь о ницшеанстве Горького заходила всякий раз, когда реальный образ писателя почему-либо не описывался в априорные представления о народных источниках его творчества. В глазах литературных и общественных авторитетов Горький почти обязан был быть именно «самородком», а значит — «чистым листом», на котором можно написать и хорошее, и дурное. По мнению Толстого, Короленко, Михайловского, Ницше оказал на него «дурное» влияние. Вслед за Михайловским этот взгляд разделяла значительная часть русской критики, считавшая ницшеанство Горького искусственным, наносным явлением, искажавшим народные источники его таланта. Вопрос о ницшеанстве раннего Горького — важная тема, которая не раз поднималась в отечественной и зарубежной науке.
До 1898 г. в критике разговоров о «ницшеанстве» Горького не было. Его рассказы, рассеянные по газетам и журналам, не казались чем-то из ряда вон выходящим. Например, «Русская мысль» писала, что, в отличие от народников, у Горького «невыдуманный мужик». Впрочем, внимание критики привлек рассказ «Мальва» с его искусственной метафорой «море смеялось», покоробившей также Л.Толстого. Первым заподозрил неладное Н.Минский. После выхода «Очерков и рассказов» он заметил, что собранные воедино слова и жесты героев Горького далеко выходят за границы традиционной морали. Разбирая рассказ «На плотах», он писал: «Правым оказывается сильнейший, потому что он большего требует от жизни, а виноват слабый, потому что он постоять за себя не умеет. Нужно сознаться, что в нашей литературе, насквозь пропитанной учением о любви и Добре, такая яркая проповедь права сильного является довольно новой и рискованной». Важно, что сам Горький обратил внимание на отзыв Н.Минского, о чем свидетельствует его раннее письмо к своему другу: «Друг Никола <...> Минский: поэт пишет про меня что я Ибсенист (?) и Нитченианец с первого до последнего слова, а жандарм в радикала произвел меня. Вот и живи».
--Но было ли это ницшеанство «книжным», как писал автор журнала «Книжки «Недели», или же оно вытекало из иного источника? Можно ли, например, считать «ницшеанским» образ Силана в рассказе «На плотах», если снохачество, как писал еще Глеб Успенский, было нормой в русских деревнях? Никто из критиков не знал в точности: а был ли автор «Очерков и рассказов», собственно, знаком с творчеством Ницше, первые переводы которого появились лишь в 1898 г., не один год спустя после публикации многих рассказов Горького? Недаром Михайловский, один из первых заподозривший раннего Горького в ницшеанстве, тем не менее, предположил, что Горький «вовсе не знаком» с Ницше, хотя и впитал какие-то из его идей, которые «носятся в воздухе» и могут «прорезаться самостоятельно»
--как художник, особенно в ранний период творчества, Горький точно не избежал ницшевского эстетизма, включающего в себя любование силой как эстетическим, «внеморальным» феноменом. Это ясно видно в таких рассказах, как «Макар Чудра», «На плотах», «Мальва» и некоторых других. Челкаш отдает деньги Гавриле вовсе не потому, что жалеет несчастного деревенского парня. Ему отвратительно его унижение, он ему эстетически неприятен.