15. Понятие о художественном времени и художественном пространстве (хронотоп).



Хотя представления о художественной литературе как искусстве временном сформулированы уже Г.Э.Лессингом, углубленное изучение временных и пространственных отношений в искусстве слова ведется сравнительно недавно.

Возможность постановки проблемы художественного времени и художественного пространства в произведениях литературы появилась благодаря развитию в прошлом веке математики и естественных наук. Успехи неэвклидовой геометрии и теория относительности А.Эйнштейна сделали возможными представления о релятивности пространства, о множественности пространств и их асимметричности. Эти идеи повлияли и на ученых-гуманитариев.

Основные представления о времени и пространстве в фольклоре и художественной литературе разных эпох содержатся в работах М.М. Бахтина, Д.С. Лихачева, Б.А. Успенского, Ю.М. Лотмана.

По М.М. Бахтину, художественное время и пространство являются структурным законом жанра романа. В единстве времени и пространства у Бахтина ведущим было время, а пространство выступало как зависимая от времени переменная величина. Российские структуралисты (Ю.М. Лотман, В.Н. Топоров, С.Ю. Неклюдов) в своих работах, напротив, обращали внимание преимущественно на художественное пространство.

По Бахтину, единства времени и пространства являются организационными центрами основных событий романа и имеют сюжетообразующее значение. Кроме того, Бахтин писал о «пространственной» и «временной» форме героя. Как показано выше, Б.А.Успенский анализирует литературные категории художественного времени и пространства в аспекте композиции. Оба эти подхода к художественному времени и пространству правомерны, так как сюжет и композиция литературного произведения тесно связаны друг с другом.

В силу знаковой, символической природы образа в искусстве слова художественное время и пространство создаваемого мира не вполне конкретизированы, условны. Художественная литература, по сравнению с другими видами искусства, максимально свободно обращается с реальным временем и пространством. Художественная литература связана, в первую очередь, с временем, а не с пространством, поэтому в литературном произведении может быть пространственная неопределенность.

Кроме того, в литературном произведении пространственно-временная картина всегда представлена в символико-идеологическом аспекте. Уже древнейшим моделям времени и пространства присуща ценностная осмысленность. Такие ориентиры мира, как верх - низ, замкнутое - открытое, правое - левое, большое - маленькое, далекое - близкое, всегда имеют то или иное мировоззренческое и нравственное значение.

Например, стихотворение Б.Л.Пастернака «Ночь» (1956) построено на смысловом сопоставлении верха и низа. «Верх» - место, куда уходит летчик, где «блуждают, сбившись в кучу, / Небесные тела» и где бодрствует художник «На крытом черепицей/Старинном чердаке»; а «низ» - область будничной жизни. Герои «верха» - летчик, художник ответственны за «низ» и вместе с тем являются связующим звеном между земным пространством и бесконечностью, временем и вечностью.

У Н.В. Гоголя идеологически ценностными являются такие виды пространства, как замкнутое, безопасное, свое (пространство Дома в повести «Старосветские помещики»), и открытое, чужое и опасное (художественное пространство степи в повести «Тарас Бульба», дороги в поэме «Мертвые души»), пространство героического деяния и внутреннего пути .

Подобная ценностная наполненность замкнутого и разомкнутого типов пространства есть и у других писателей.

Правое и левое во многих мифологиях являются символами мужского и женского начал.

В художественной литературе пространство и время тесно слиты. М.М. Бахтин называл этот феномен хронотопом, «временем-пространством». «Хронотоп мы понимаем как формально-содержательную категорию литературы (мы не касаемся здесь хронотопа в других сферах культуры),    ndash; писал ученый.    ndash;

В литературно-художественном хронотопе имеет место слияние пространственных и временных примет в осмысленном и конкретном целом. Время здесь сгущается, уплотняется, становится художественно-зримым; пространство же интенсифицируется, втягивается в движение времени, сюжета, истории. Приметы времени раскрываются в пространстве, и пространство осмысливается и измеряется временем. Этим пересечением рядов и слиянием примет характеризуется художественный хронотоп. <…> Хронотоп как формально-содержательная категория определяет (в значительной мере) и образ человека в литературе; этот образ всегда существенно хронотопичен».

Следующие древние типы ценностных ситуаций и хронотопы сохранились и в литературе Нового времени:

  1. «идиллическое время» в отчем доме (притча о блудном сыне, рассказ Катерины в «Грозе» о счастливых детстве и юности в родительском доме, идиллическое существование Ильи Ильича Обломова в Обломовке),
  2. «авантюрное время» испытаний на чужбине (жизнь Ибрагима, героя романа А.С.Пушкина «Арап Петра Великого», во Франции),
  3. «мистерийное время» схождения в преисподнюю бедствий («Хождение Богородицы по мукам», «Божественная комедия» Данте) так или иначе в редуцированном виде сохранены литературой Нового времени.

Воспроизводимое литературным сюжетом время может приближаться к пространственному образу, - утрачивать однонаправленность и необратимость, останавливаться в точках описаний и отступлений, поворачивать вспять, разветвляться на рукава. Изображаемое пространство, в свою очередь, способно уподобляться течению времени, например, вытягиваясь в линию «дороги приключений», утратившую два других измерения (ширину и высоту).

Художественное время и пространство бывает обобщенным и конкретным.

Обобщенное время и пространство характерно для произведений, основанных на вторичной условности - мифа, сказания, предания, легенды, сказки, басни, притчи, параболы, утопии, антиутопии, фантастики. Художественные формулы обобщенного времени - строка Б.Л. Пастернака «И дольше в. длится день…», затянувшаяся полночь во время бала сатаны в романе М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита». Образ обобщенного пространства представлен в сказочном зачине «В тридевятом царстве, в тридесятом государстве…». Обобщенное время и пространство преобладает и у модернистов Л.Н. Андреева («Жизнь человека», «Океан»), М. Метерлинка, Б. Брехта, Ф. Кафки, А. Камю, Ж.П. Сартра, а также у писателей-фантастов - во всех произведениях, сюжеты которых имеют универсальный смысл.

Конкретным является линейно-хронологическое и циклическое художественное время. Линейно-хронологическое историческое художественное время имеет точную датировку, оно отнесено к определенному событию. Циклическое художественное время - время года, суток. На линейно-хронологическом историческом художественном времени построено действие исторической поэмы, повести, рассказа, романа, эпопеи и большей части произведений писателей-реалистов. Одна из вершин видения исторического времени в мировой литературе была достигнута Гёте. На фоне времен природы, быта и жизни раскрывались для писателя, переплетаясь с ними, и приметы исторического времени (автобиографическое «Путешествие в Италию»).

Циклическое время имело определенный символический смысл (весна и заря - символ юности, надежд, осень, вечер - старости, угасания надежд) или наполнялось у каждого писателя особым, только для него характерным смыслом. Циклическое время в его основных биологических проявлениях родин, свадеб, похорон характерно для идиллического хронотопа с его замкнутым пространством и строгой ограниченностью только основными немногочисленными реальностями жизни.

Конкретное художественное пространство локально, оно не просто «привязывает» изображенный мир к тем или иным топографическим реалиям, но и активно влияет на суть изображаемого. К наиболее распространенным конкретным местам действия относятся город и деревня.

Париж - и место действия и одновременно символ в ряде произведений О.де Бальзака и Э.Золя, деревня - архетип в русской литературе, появляющийся в творчестве большинства ее классиков.