10. Законы геополитики (их авторы, общая характеристика и их применимость во взаимоотношениях между государствами).


Закон фундаментального дуализма, проявляющийся в географическом устройстве планеты и в исторической типологии цивилизаций. Дуализм выражается в противопоставлении сухопутного могущества (теллурократии) и морского могущества (талассократии). Первое проявляется в виде военно-авторитарной цивилизации (например, Древняя Спарта, Древний Рим), второе – торговой цивилизации (Древние Афины и Карфаген).

Как полагали родоначальники геополитики, особенно А. Мэхэн и X. Маккиндер, этот дуализм изначально несет в себе семена враждебности, которые, попадая на соответствующую политическую и военную почву, приносят плоды непримиримой вражды двух стихий (жидкой, текучей и твердой, постоянной), двух типов культурно-исторических цивилизаций (демократии и идеократии).

Сухопутное могущество, или теллурократия, характеризуется четко обозначенными границами, фиксированным пространством, способами жизнедеятельности населения, устойчивостью его качественной ориентации: оседлость, ограниченность в выборе приложения труда, консерватизм, строгие нравственные или юридические нормы и законы, которым подчиняются все индивиды, группы людей, роды, племена, народы, страны, империи. Суша, как понятие геополитики, означает все то, что является прочным, устойчивым, твердым. Эта твердость формирует твердость морали и закона, твердость традиции. При этом так называемым сухопутным народам, особенно оседлым, близко чувство коллективизма, а не индивидуализма, чужд дух предпринимательства, наживы. В управлении на этой части планеты, как правило, господствует принцип иерархичности.

Морское могущество, или талассократия, по мнению автора этой концепции А. Мэхэна, — совершенно противоположный тип цивилизации. Талассократия, или торговая цивилизация, более динамична и восприимчива к техническому прогрессу. Ей присущ дух индивидуализма, наживы, предпринимательства. Эти и другие качества индивида или группы предопределяет море, требующее такого типа личности, которая может выжить в экстремальных условиях. В такой цивилизации нравственные и юридические нормы, принципы, законы становятся во многом относительными. Подобный тип цивилизации развивается активнее, чем теллурократический, легко меняет нравственные и культурные ценности, признаки, сохраняя только одну основную установку — стремление вперед, к новым открытиям, приключениям, наживе.

Столетиями континентальные цивилизации (Суша) – Спарта, Афины, Рим – довлели над морскими, но затем с развитием техники, разделением общественного труда, ростом товарообмена и торговли объективно усиливались позиции Моря, морских цивилизаций. Отсюда вытекает второй закон геополитики – закон усиления фактора пространства в человеческой истории. Так, английская нация обязана своим величием морю больше, чем всякая другая нация или страна. Рост влияния талассократии начинается вместе с эпохой Великих географических открытий, а достигает вершины своего могущества в конце XX в., когда англосаксонский капитализм и индустриализм сформировались как единый комплекс. Главным оплотом талассократии с середины XX в. стали США. При этом именно к середине XX в. геополитический дуализм достиг своего апогея, когда теллурократия отождествлялась с СССР, а талассократия – с США и подконтрольными им сферами влияния.

В качестве производного основного закона геополитики, дуализма талассократии и теллурократии, иногда называют закон синтеза суши и моря, в результате чего появляется «береговая зона», или Rimland, – фрагмент талассократии и теллурократии. Это довольно сложное образование, наделенное своей собственной логикой развития, хотя и реализуется в рамках геополитического дуализма. Таким образом, Rimland выступает поясом, пограничной зоной, или границей. Этот термин в геополитике несет иную смысловую нагрузку, чем понятие границы между государствами. Морские пришельцы видят берег не как линию для самого материка, а как территорию, которую можно оторвать от континентальной массы, превратить в базу, торговый, военный анклав для дальнейшего наступления на сушу.

первый закон геополитики: фундаментальный дуализм, которые проявляется в специфическом географическом устройстве планеты и исторической типологии цивилизации. противостояние сухопутного могущества (держав моря, океанических держав) и сухопутных держав. при этом обе цивилизации стремяться к тому, что одержать победу, и либо полностью уничтожить противника, либо подчинить его себе. при этом, эти цивилизации различаются по многим параметрам, чертам: суша (у государств суши чёткие границы, например, великая китайская стена, пограничные стены римской империи; фиксированное пространство и чётко очерченые границы; устройчивость в ориентациях населения, опять-таки в примерах образ жизни, предпочтение хозяйственных занятий, аграрная нация – сельское хозяйство; консертавизм, как предпочтение тех или иных (?, не услышала); строгие нравственные и юридические нормы в рамках всего государства: брак, общество, традиции; коллективизм, как в семейных отношениях, так и в общественных; иерархичность, которая касается государства и государственных институтов, семьи, например) и море (отсутствие чётких границ и стремление к их расширению, феномен великобритании и сша, где чёткие границы государств есть, но с другой стороны, из-за морей, создаётся впечатление отсутствия границ; пространство нефиксированное, и это может проявляться в том, что само политическое пространство фиксированное, но у сша есть феномены авианосных группировок, например, чтобы атаковать другое государство, и также основание какой-то военной базы на територии сирии / турции / киргизии, что фактически также територия сша; динамичность развития и восприятия новаций разного характера: это касается и технического прогресса, способов выживания, а также самого общества; предприимчивость; индивидуализм; нравственные и культурные ценности, которые могут быстро / динамично меняться, но их ядро остаётся; стремление к открытиям, в целом, не только географическим и научным, которые можно использовать для нажывы и блага). эти черты ярко выраженные, то есть, видны чётко во всех государствах, но их нельзя абсолютизировать. 

второй закон геополитики: закон усиления фактора пространства в человеческой истории: чем большую степень контроля над пространством обеспечивает та или иная цивилизация, тем динамичнее её развитие, тем больше властными полномочиями и возможностями она обладает. то есть, наиболее развитые государства – это крупные государства, которые обеспечены самыми разными ресурсами, и тем больше ресурсов можно направить на развитие различных сфер (экономика, культура) и соответственно это развитие идёт рука об руку с экспансией, то есть, приобретением територий, как ресурсом для использования. при этом, борьба идёт не только за територии, а и за стратегические точки. этот закон связан с геополитиком альфредом (?). 

третий закон геополитики: в нём идёт речь о синтезе суши и моря, закон синтеза суши и моря, в рамках которого проявляется важное стратегическое значение береговых зон. эти береговые зоны по словам николаса (?) называются римланд, это сложное социокультурное образование, которое объединяет преимущество цивилизации суши и цивилизации моря. при этом, она обладает своеобразием, самостоятельной сущностью. в данном случае, римланд выступает в качестве субъекта истории, то есть, многие цивилизации находятся либо на побережье, либо немножко в отдалении: например, великобритания и лондон на темзе. если брать древний рим, то вроде бы на побережье средиземного моря, но всё равно в некотором отдалении. все эти цивилизации, например, древний рим, относились к цивилизации суши, и из сухопутной превращались / превратились в морские, такое же преображение произошло и с англией. у римланд_а есть своя воля и своя судьба, он выступает в качестве субъекта исторического процесса. нередко борьба между цивилизациями суши и мори идёт за прибережные територии: на великой шахматной доске сша нет, но основное, чего они хотят добиться, это сохранения прибережных територий. сша не хотят уходить из южной кореи и хотят сохранить своё присутствие в азиатских странах и странах ближнего востока. за римланд / прибережье идёт противостояние с сухопутными державами, которые хотят попросить сша / другую морскую державу, попросить покинуть их територии: кнр, 90-тые годы, не согласилась с продлением срока аренды гонконга, и прибережная територия стала частью китая. идёт также постоянная борьба за геополитическое пространство, и морская держава пытается выжить и закрепиться на определённых териториях, при этом, она старается ещё и как можно глубже загнать сухопутную цивилизацию. соответственно, сухопутные цивилизации стремляться не допустить быть выдавленными с прибережных територий, то есть, например, окончание холодной войны, когда сфера влияния советского союза доходила до германии, и советские войска оставались на этих териториях, но позже были выведены с восточно-европейских и прибалтийских держав. здесь важную роль играет как пространственный фактор, причём, его можно рассматривать с точки количества и качества, на примере ссср и постсоветской россии, если говорить о периоде холодной войны, то была територия ссср – количественная характеристика, страны варшавского договора, страны совета экономической взаимопомощи (куба, монгольская народная республика, вьетнам), количественный фактор ссср был шире, чем качественный фактор. пространственный фактор после холодной войны продолжает играть большую роль, но у постсоветской россии он значительно сократился. количественный пространственный фактор характер, но не абсолютизирован для сухопутных государств: монгольская империя, британская империя (1922 год был её пиком, и помимо колоний образовались ещё несколько отдельных регионов), российская империя (пик её могущества пришёлся на 1866 год, потому, что в 1867 году была продана аляска). контроль за територией осуществляется: с помощью военных механизмов (порты, базы); политических механизмов (представители власти на местах); экономический механизм (развитие територий в сфере влияния государства); коммуникационный механизм (инфраструктура и её развитие); все эти механизмы должны распространяться не только на тотальное поле, но и на отдельные точки, например: гонконг, гибралтар. если сша, то гавайские острова. каждая точка контролирует и сухопутное и морское пространство: союзные отношения сша с южной кореей и тайванем, это влияние на экватории ближних морей. такие же контрольные точки россии, это калининград, територия на балтийском море, точки в сирии, политическое и военное и экономическое присутствие. эти ключевые точки могут быть бонусом для государства, но также приносить негативные моменты, то есть, при начале войны, эти точки могут отрезать от основных линий государства и забрать