20. Язык художественной литературы.


1) язык, на котором создаются художественные произведения (его лексикон, грамматика, фонетика), в некоторых обществах совершенно отличный от повседневного, обиходного («практи­че­ско­го») языка; в этом смысле Я. х. л. — предмет истории языка и истории литературного языка; 2) поэтический язык, система правил, лежащих в основе художе­ствен­ных текстов, как прозаических, так и стихотворных, их создания и прочтения (интерпретации); эти правила всегда отличны от соответ­ству­ю­щих правил обиходного языка, даже когда, как, например, в современном русском языке, лексикон, грамматика и фонетика обоих одни и те же; в этом смысле Я. х. л., выражая эстетическую функцию национального языка, является предметом поэтики, в частности исторической поэтики, а также семиотики, именно — семиотики литературы.

В художественной литературе язык является основным средством, при помощи которого писатель создаёт художественные образы, картины жизни, характеры. Язык — основной материал художника слова, и вне языка невозможна форма художественного литературного произведения.

Писатель тщательно отбирает для своей авторской речи необходимые для его изобразительных целей слова из живой речи народа, отбрасывает всё случайное, временное, местное (см. Провинциализм), не совпадающее с общим строем национального языка; выбирает для речи действующих лиц своего произведения слова и обороты, с наибольшей отчётливостью выражающие индивидуальные особенности изображённых им людей и одновременно типические черты характера, которые отразились в этих индивидуальных особенностях (см. Тип, Характер).

Добиваясь наибольшей выразительности языка художественного произведения, писатель использует разнообразные средства для углубления содержания слов и выражений, уточнения необходимых ему оттенков их смысла (см. Троп, Фигура, Эпитет, Сравнение, Метонимия,Метафора и др.) и усиления её эмоционального воздействия на читателя (см. Стих, Ритм, Звуковые повторы,Рифма, Повторение, Параллелизм и др.).

Черпая из живого источника современного языка народа, писатель закрепляет в художественной литературе всё ценное, старое и новое, что создал и создаёт в своём языке народ, и в свою очередь развивает и обогащает своим творчеством национальный язык.

«Всякий материал, а язык особенно, — писал А. М. Горький, — требует тщательного отбора всего лучшего, что в нём есть — ясного, точного, красочного, звучного и — дальнейшего любовного развития этого лучшего».

Русские передовые писатели всегда боролись за чистоту национального языка в литературе (см. Варваризм), против механического копирования разговорной речи и засорения языка грубыми, неправильными выражениями (см.Вульгаризм) и местными, непонятными всему народу словечками и оборотами (см. Провинциализм, Жаргон). «Борьба за чистоту, за смысловую точность, за остроту языка есть борьба за орудие культуры. Чем острее это орудие культуры, чем более точно оно направлено — тем оно победоноснее», — писал А. М. Горький.

С композиционной точки зрения язык художественной литературы делится на речь действующих лиц произведения (собственная, прямая речь) и авторскую речь о них, о событиях произведения и т. д.

Кроме того, часты случаи несобственно-прямой речи, когда авторская речь переплетается с языком действующего лица и автор, рассказывая о нём, вместе с тем как бы воспроизводит строй его собственной речи.

Например, в романе «Дворянское гнездо» И. С. Тургенев так описывает возвращение Лаврецкого летней ночью домой:

«Звёзды исчезали в каком-то светлом дыме; неполный месяц блестел твёрдым блеском... свежесть воздуха вызывала лёгкую влажность на глаза, ласково охватывала все члены, лилась вольной струёй в грудь. Лаврецкий наслаждался и радовался своему наслаждению, «Ну, мы ещё поживём, — думал он, — не совсем ещё нас заели...» Но не договорил, кто и что... Потом он стал думать о Лизе, о том, что вряд ли она любит Паншина; что встреться он с ней при других обстоятельствах, — бог знает, что могло бы из этого выйти; что она понимает Лемма, хотя у ней «своих» слов нет. Да и это неправда: у ней есть свои слова... «Не говорите об этом легкомысленно», вспомнилось Лаврецкому».

В таком переходе авторской речи в раздумья и речь персонажа часто выражается отношение автора к своему герою, и тем самым несобственно-прямая речь служит дополнительным средством для характеристики образа.