9. Творчество Бокаччо


В этой книге Боккаччо наносит сокрушительный удар религиозно-аскетическому мировоззрению и дает необычайно полное отражение современной итальянской действительности. В жанровом отношении «Декамерон» доводит до высокого совершенства небольшую прозаическую повесть–новеллу. Своими корнями этот жанр уходит в средневековую литературу, когда появился первый оригинальный сборник итальянских новелл – «Новеллино, или Сто древних новелл». Самую интересную группу в сборнике составляют бытовые рассказы и анекдоты, почерпнутые из живой итальянской действительности. 

Подобно «Новеллино» «Декамерон» состоит из ста новелл. Они скреплены при помощи обрамляющего рассказа, являющегося вступлением к книге и дающего ей композицоинный стержень. 

«Декамерон» начинается знаменитым описанием флорентийской чумы 1348 г. Семь дам и трое юношей удаляются из города на виллу и приятно проводят время в прогулках, играх, рассказывании новелл. Каждый день рассказывается по десять новелл, а всего они проводят на вилле десять дней. 
Новеллы рассказываются в обстановке пира во время чумы. Веселовский замечает: "Баккаччо схватил живую, психологически верную черту - страсть к жизни у порога смерти". Рассказчики забывают о чуме, беспечно проходя ужасы смерти. Проявляется жизнерадостность Ренесссанса, рассказчики - образованные остроумные молодые люди. Весёлые Дионео, меланхоличный Филострато, рассудительный Памфило - выразители настроений автора в разные периоды.
Источники «Декамерона» - французские фаблио, средневековые романы, античные и восточные сказания, средневековые хроники, сказки, новеллы предшествующих новеллистов, злободневные анекдоты. Новеллы Боккаччо могут быть разбиты на несколько групп: 

Первая группа. Новеллы антицерковного, антирелигиозного характера, делающие "Декамерон" памятником гуманистической литературы. В них высмеивается лицемерие и ханжество священнослужителей, их алчность и разврат. День 9, новелла 1 – случай в женском монастыре, используется принцип саморазоблачения. День 3, новелла 1 – рассказ о монастырском садовнике, который притворялся глухонемым. День 10, новелла 6 – яркий образ монаха-проходимца Чиполло, который морочит голову доверчивым людям мнимыми реликвиями. Когда двое шутников положили в его ларец вместо реликвий угли, монах немедленно заявил, что бог совершил чудо, заменив перо архангела Гавриила угольками с костра, на котором был сожжен святой Лаврентий. 

Вторая группа, самая простая в сюжетном отношении - короткие рассказы, повествующие о остроумном изречении, помогающем герою выйти из ситуации. 1ый и 6ой дни. 1ый день, 3я новелла -  утверждение принципиального равенства трёх религий.

Третья группа.  Новеллы об удивительных добродетелях. 10ый день. Прославляется пышность двора короля Альфонса и тд... Частно рыцарская добродетель: день 5ый, 9ая новелла: о бедном рыцаре Федериги дельи Альбериги, заколовшем своего сокола для угощения дамы. Другая - день 10ый, новелла 10 = прославление супружеской верности и покорности мужу Бокаччо заставляет Гризельду подавить в себе самолюбие и человеческое достоинство, и женсскую гордость т ревнолсть, и материнское чувство. Гризельда выходит победительницей из испытаний и награждается за  кротость, самоотверженную любовь. Петрарка перевёл новеллу на латинский

Четвертая группа. Об удивительных превратностях судьбы, к  которым люди согласно эпохе относятся с оптимизмом. 2ой и 5й дни. Например, неожиданное нахождение родственников - 5ая новелла 5 дня: о девушке и двух влюбленных юношах, один оказываеттся братом. Приключенческие новеллы об Андреучччо из Перуджи - торговец лошадьми приехал в Неаполь и стал жертвой воров и куртизанок- день 2ой новелла 5ая. День 2, новелла 4 – Ландольфо Руфоло был богатым купцом, потерял свое состояние, сделался корсаром, снова приобрел богатство, его судно терпит кораблекрушение, он спасается на ящике, в котором оказывается состояние и он снова оказывается богатым. 

Для новелл Боккаччо характерно искусство психологического анализа героев, реалистический стиль прозы. Боккаччо создал в «Декамероне» классический тип итальянской новеллы, получившей дальнейшую разработку у его многочисленных последователей.
 

 

9. Творчество Боккаччо.

Немного биографии:

Незаконный сын флорентинского купца и француженки. Семейство его происходило из Чертальдо, почему он сам называл себя Боккаччо да Чертальдо. Уже в младенчестве он выказал решительную наклонность к поэзии, но на десятом году отец отдал его в ученье к купцу, который провозился с ним целых 6 лет и всё-таки принуждён был отослать его обратно к отцу ввиду неискоренимого отвращения молодого Боккаччо к купеческому занятию. Тем не менее, Боккаччо пришлось ещё 8 лет томиться над купеческими книгами в Неаполе, пока отец окончательно не потерял терпения и позволил ему изучать каноническое право. Только после смерти отца (1348) Боккаччо получил возможность вполне отдаться своей склонности к литературе. Во время своего пребывания при дворе неаполитанского короля Роберта он подружился со многими учёными того времени и снискал расположение молодой королевы Иоанны и молодой принцессы Марии, его вдохновительницы, описанной им потом под именем Фьямметты.

Дружба его с Петраркой началась ещё в 1341 в Риме и продолжалась до самой смерти последнего. Петрарке он обязан тем, что расстался с своей прежней разгульной и не совсем целомудренной жизнью и стал вообще требовательнее к самому себе. В 1349 Боккаччо окончательно поселился во Флоренции и неоднократно был избираем своими согражданами для дипломатических поручений. Там же он схватил долговременную болезнь, от которой медленно оправлялся. Его стараниями флорентийцы, некогда изгнавшие своего великого гражданина Данте, учредили особую кафедру для объяснения поэмы последнего, и эта кафедра была поручена в 1373 Боккаччо. Смерть Петрарки так сильно огорчила его, что он заболел и 17 месяцев спустя, 21 декабря 1375, умер.

Творчество:

К ранним работам Боккаччо относятся: поэмы «Филострато» (1338), «Тесеида» (1339), посвященные событиям античной мифологии, роман «Филоколо» (начат в 1336 г.). Более поздние произведения: «Фьезоланские нимфы» (1345), наверянные «Метаморфозами» Овидия, и повесть «Фьяметта» (1343). Вершина творчества Боккаччо — «Декамерон».

Боккаччо сам написал на латинском языке многие исторические и мифологические сочинения; 15 книг «De genealogia deorum», «De montibus, silvis, fontibus, lacubus, fluminibus etc.» в алфавитном порядке; 9 книг «De casibus virorum et feminarum illustrium», «De claris mulieribus»; 16 эклог, письма и т. д. См. Hortis, «Studii sulle opere latine del В.» (Триест, 1879).

Своему любимцу Данте Боккаччо посвятил два сочинения на итальянском языке — «Origine vita е costumi di Dante Alighieri» и «Commento sopra la commedia di Dante». Первое заключает в себе биографию великого поэта, правда, более похожую на роман и апологию, чем на историю; второе заключает в себе комментарий на «Божественную комедию», доведённый только до начала 17-й песни ада (лучшее издание Милянези в 2 т., Флоренция, 1863). На итальянском языке им написаны «La Teseide» (перв. изд., Феррара, 1475), первая попытка романтического эпоса в октавах, изобретателем которых он и считался; «Amorosa visione» (не напечатана); «Filoсоро», большой, но неудачный роман, в котором самые смешные похождения переданы тяжёлой прозой древних исторических писателей и содержание отчасти заимствовано из древнефранцузской повести о Флоре и Бланшфлоре; «L’amorosa Fiammetta» (Падуя, 1472; нем. пер. Дицеля и Курца, 1855), трогательная история душевных страданий покинутой Фиаметты, вроде гётевского «Вертера»; «Ameto» (Венеция, 1477) — пастушеский роман в прозе и стихах; «Il Filostrato» (1480), поэма в октавах, изображающая историю любви Троила и Крессиды; «Il ciorbacco о labirinto d’amore» (Флоренция, 1487) — едкий памфлет на женщин.

Главным произведением Боккаччо, обессмертившим его имя, был его прославленный и ославленный «Декамерон» (10-дневные рассказы) — собрание 100 повестей, рассказанных обществом из 7 дам и 3 мужчин, которые во время чумы переселились в деревню и там коротали время этими рассказами. «Декамерон» написан частью в Неаполе, частью во Флоренции, и содержание его Боккаччо черпал или из древнефранцузских «Fabliaux», или из «Cento novelle antiche» (Bologna, nelle case di Gerolamo Benedetti, 1525), а также из современных поэту событий. Рассказы изложены изящным, лёгким языком, поражающим богатством слов и выражений, и дышат жизненной правдой и разнообразием. В них изображены люди всяких состояний, всякого возраста и характера, приключения самые разнообразные, начиная с самых весёлых и смешных и кончая самыми трагическими и трогательными.

Материал для своих новелл Боккаччо черпал в общечеловеческом фонде повестей и сказаний, начало которого приводит исследователя в глубь Азии. Этим объясняется, что некоторые его новеллы напоминают мотивы русских сказок. Так, русские сказки типа «Семилетка» очень часто повторяют, конечно, с своеобразными наростами, остов знаменитой новеллы о верной жене Гризельде (10-я Новелла 10-го дня). Но и самые новеллы Боккаччо были не безызвестны древнерусской письменности — явление во всяком случае неожиданное. Действительно, трудно представить себе игривую, остроумную и не весьма скромную новеллу Боккаччо под пером старинного грамотея, подьячего или посадского человека, привыкшего списывать и наслаждаться словами о злых жёнах, сказаниями о царе Агее и другими «вельми дивными» и «зело душеполезными» повестями. Новелла Боккаччо в старинной русской одежде принадлежит к числу тех ненормальных явлений, которыми всегда сопровождаются первые шаги начинающей литературы, действующей ещё бессознательно.

Новеллы Боккаччо проникли к нам через польскую литературу и обыкновенно попадаются в рукописных сборниках, носящих заглавие «смехотворные повести» или «фацеции или жарты польски, или издёвки смехотворны московски». В одном из таких сборников А. Н. Пыпин (см. статью его в «Отечественных записках», 1857, № 2) нашёл следующие новеллы Боккаччо: « О друзех, о Марке и Шпинелете», это восьмая новелла восьмого дня в Декамероне; «О господине Петре и о прекрасной Кассандре, и о слуге Николае» — седьмая новелла седьмого дня; «О жене обольстившей мужа, якобы ввержеся в кладезь», четвёртая новелла того же дня. А. Н. Пыпин указывает, что была переведена «Повесть утешная о купце, который заложился с другим о добродетели жены своея» — девятая Новелла второго дня. Но число перешедших к нам новелл было больше. Так, в сборнике «Смехотворные повести», напечатанном в «Памятниках древней письменности» (СПб., 1878—1879), находим несколько рассказов, напоминающих новеллы Боккаччо, и в том числе повесть «О жене, всадиише гостя в полбочки». Наконец, в «Киевской Старине» (1885, № 6) напечатан южно-русский пересказ новеллы о Сигизмунде и Гвискарде, сложенный силлабическими стихами и относящийся к концу XVII или началу XVIII в. Это одна из прекраснейших новелл четвёртого дня, предназначенного у Боккаччо для рассказов о любовных приключениях с трагической развязкой.

Незадолго до ухода, уже прощаясь со своей «земной оболочкой», Боккаччо сам себе сочинил эпитафию: «Под этим камнем лежат прах и кости Иоанна, душа его предстает Богу, украшенная трудами земной жизни.
Отцом его был Боккаччо, родиной - Чертальдо, занятием - священная поэзия».
Когда Джованни Боккаччо, по крещению Иоанн, «предстал Богу», эта эпитафия появилась на его надгробии, дополненная Салутати. Упрекнув ушедшего поэта за излишнюю скромность, он перечислил важнейшие творения Боккаччо и закончил словами: «Тысячи трудов всенародно славят тебя: никогда ты не будешь забытым». Среди важнейших творений Салутати «забыл» назвать «Декамерон», а ведь благодаря именно этой книге сбылось его пророчество о писателе: «...никогда ты не будешь забытым».
Пушкин, с молодым озорством сочиняя своего «Графа Нулина», без сомнения, вспоминал «Декамерон». Когда русского поэта упрекали за фривольность этой поэмы, он ссылался на авторитет итальянского «творца шутливых повестей», как называл Боккаччо. Итальянский писатель и позднее «патронировал» собратьев по перу. В 1912 году книга Василия Розанова «Уединенное» была арестована цензурой «за порнографию», на что он сделал ответный выпад статьей: «Тема и Боккачио, и Сократа (О цензуре)».
Вез неподцензурного «Декамерона» и чисто житейская биография Джованни Боккаччо предстанет искаженной. Фолкнер в одном из интервью высказал справедливую мысль: «Я предпочитаю не относиться к писателю с недоверием и стараюсь верить, что он все-таки стремится рассказать мне свою историю, а не просто пощекотать мои нервы». Жизнь Боккаччо, пожалуй, как никакого другого мастера эпохи Возрождения, была органически связана с его творчеством, а творчество, в свою очередь, - с «возрастами любви». Можно сказать, что произведения Боккаччо - история его умонастроений, соответствующих возрасту.
У того же Василия Розанова есть любопытное рассуждение о возрастах, вполне подходящее к нашей теме. Он признавался в своей влюбленности в возраст стариков и детей, который считал полным значительности - метафизическим. Средний возраст человека - от 30 до 40 лет -мыслитель называл физическим: «Тут все понятно, рационально. Идет служба. «День за днем», «оглянуться некогда». Механика. В которой не вспоминают и не предчувствуют».
В юности, в период предчувствий, Джованни Боккаччо испытал в жизни и выразил в творчестве возвышенную, идеальную любовь.
В среднем, физическом возрасте реальных чувств он пропел в своем «Декамероне» веселый гимн полноте бытия, не находя ничего противоестественного в том, что даже монахов и священников, которых он сделал персонажами некоторых озорных новелл, прельщают земные радости. В этом не стоит искать антицерковное направление, что внушалось читателю предисловиями прежних лет (к примеру, в начале 1920-х годов создавалась книжная серия «Всемирная библиотека», и авторам вступительных статей давались рекомендации, как представлять писателей: «Боккаччо - борьба против духовенства... Петроний - сатира на нэпманов» - из «Дневника» К. Чуковского).
Перешагнув сорокалетний рубеж и изжив все страсти, «свободный» Боккаччо увидел в своих любовных писаниях («amatoria studia») собственную греховность и сочинил суровую антифеминистскую книгу «Ворон», в которой «Очарованная долина» называлась «Хлевом Венеры», а женщины - ужасным дьявольским наваждением.
Пятидесяти лет он окончательно поселился в старом дедовском доме в Чертальдо. Известно письмо Боккаччо к Петрарке, написанное оттуда, - о посещении его дома неким монахом Джоаккино Чиани, который от имени Блаженного Пьетро Петрони порицал его за предосудительные писания на итальянском языке и требовал строгого покаяния вплоть до отказа от литературной деятельности. Боккаччо сообщал другу-поэту, что готов к этому.
Некоторые исследователи находят этот эпизод «темным местом» в биографии писателя и даже приписывают его болезненному воображению Боккаччо и «страху перед адом». Хотя, думается, это совершенно естественное чувство для человека в метафизическом возрасте, когда жизнь пошла под уклон.
Доподлинно известно лишь то, что «Декамерон» пользовался необычайным успехом при жизни автора. Эту книгу переписывали, крали друг у друга и даже принимали в заклад наряду с драгоценными изделиями и мехами.
Появление на свет Джованни Боккаччо окутано дымкой загадочности. Датой рождения называют 1313 год. По одной версии, он родился в Париже от случайной связи флорентийского купца Боккаччино ди Келлино со знатной француженкой чуть ли не королевского происхождения. По другой - местом его рождения является Флоренция или Чертальдо, где у его отца было имение. Точно установлено, что он был внебрачным ребенком.
Начальное образование Джованни получил дома. Когда ему исполнилось четырнадцать лет, Боккаччино отправил сына в Неаполь - приобретать практический опыт в торгово-финансовых операциях в неаполитанском отделении флорентийского банка Варди, совладельцем которого являлся.
Благодаря знакомству с богатым флорентийцем Никколо Аччайуоли, живущим в то время в Неаполе, Джованни попал в круг молодых аристократов при дворе короля Роберта Анжуйского. Просвещенный монарх слыл гуманистом, и при его дворе одаренный и впечатлительный юноша пристрастился к свободным искусствам - открытой к тому времени античной культуре, поэзии трубадуров, французским фаблио (короткая комическая повесть), поэтам «сладостного нового стиля», к Данте, который станет его кумиром навсегда. Такая праздничная жизнь мало располагала к освоению банковских дел, зато будила поэтические настроения.
К 1336 году относят встречу Джованни Боккаччо с красавицей-аристократкой Марией д`Аквино. Бытует стойкая легенда, прижившаяся во многих жизнеописаниях писателя, будто Мария была внебрачной дочерью Роберта Анжуйского. Их встреча произошла в страстную субботу в церкви Сан-Лоренцо - ровно через десять лет после знаменитой встречи Петрарки с Лаурой в церкви Санта-Клара в Авиньоне, и так же, как у Петрарки, имела блестящие литературные последствия.
Мария д`Аквино станет музой Боккаччо и под именем Фьямметты появится в его творчестве. Вначале это будет романтическое воспевание Фьямметты как «идеи любви», а с течением времени муза начнет приобретать более земное оформление. С ней связаны первые литературные произведения Боккаччо: пастораль «Амето» (1341), написанная стихами и прозой, поэмы «Любовное видение» (1342), «Элегия мадонны Фьямметты» (1343), «Фьезоланские нимфы» (1345), навеянные «Метаморфозами» Овидия, - все они повествуют о возвышающей силе любви, превращающей неловкого юношу в изящного кавалера.
Когда Мария д`Аквино и Джованни Боккаччо расстались, он написал повесть «Фьямметта» - рассказ женщины об измене возлюбленного и своих душевных муках. Критики считали, что в повести Боккаччо перевернул исходную ситуацию, чтобы отомстить неверной Марии. Нынешние коллеги итальянских «зоилов» такое «злонамерение» Боккаччо оспаривают: «Это невозможно уже потому, что весь рассказ имеет своей целью вызвать в читателе сочувствие именно к Фьямметте, а не к ее коварному возлюбленному. Скорее можно здесь видеть стремление до конца развеять былые чары, отрешиться от острого субъективизма... Это позволило Боккаччо дать глубокий анализ сердечных переживаний покинутой женщины, который развернулся в замечательный, первый в европейской литературе психологический роман» (А. А. Смирнов). Словом, спор свидетельствует лишь о том, что литературное переложение любовных ситуаций с трудом поддается бытовой дешифровке:

кто в этой истории победитель, а кто - побежденный. Победило искусство, и повесть открыла новый жанр психологической прозы.

Заметим, что современники упрекали Боккаччо за утомительную эрудицию, которой блистает в повести его Фьямметта, не забывая, на фоне своих страданий, вспоминать, как в сходных случаях проявляли себя знаменитые дамы древности. Избыток ссылок на античную культуру - характерный «симптом» литературы эпохи Возрождения. Античные образцы и примеры наполняют многие ренессансные творения.
Все эти произведения, начатые и задуманные Боккаччо в Неаполе, были завершены во Флоренции. Банк Варди лопнул, и материальные дела семьи пошатнулись. Отец настоял на возвращении Боккаччо во Флоренцию, где писатель зарабатывал себе на жизнь, выполняя некоторые дипломатические поручения флорентийской коммуны.
Боккаччо вступил в средний, физический возраст. В это время произошло его знакомство с Петраркой, перешедшее в дружбу на всю жизнь. Вот как описывает их первую встречу Ян Парандовский в своей художественно-документальной повести «Петрарка» (1956): «Сын флорентийского купца и неизвестной парижанки, моложе Петрарки на девять лет, живой, остроумный весельчак, известный своими любовными похождениями, стихами и новеллами, он краснел и смущался, как студент, в обществе поэта, увенчанного лаврами на Капитолии. Боккаччо любил и почитал Петрарку с давних пор. Знал наизусть его сонеты и, подражая им, сочинял собственные, старался не упустить ничего из его латинской прозы, писал «Bucolicum carmen» («Буколики» - жанр «пасторали», воспевающей простой быт пастухов и пастушек, их нежную любовь и свирельные песни. - Л.К.) тем же стилем и с такими же запутанными аллегориями... Петрарка с интересом следил за беспокойными движениями этого высокого, сильного человека, который, хотя ему еще и не было сорока, уже начинал седеть и обнаруживал склонность к полноте. Припомнились ему и неаполитанские сплетни о любви Боккаччо и Марии, дочери короля Роберта... ни одной из его книг он не читал и промолчал, узнав, что Боккаччо занят сочинением большого сборника новелл. Его заинтересовало только название книги: «Декамерон»...»
«Декамерон» был написан в 1350-1353 годах. Эта книга представляет собой сборник самостоятельных новелл, объединеных сквозным сюжетом: семь молодых дам и три юноши отправились на загородную виллу, чтобы переждать свирепствующую в городе чуму. Описание чумной эпидемии, охватившей Флоренцию в 1348 году, а также всеобщего ужаса и паники, - становится прологом «Декамерона».
В течение десяти дней (отсюда название: в переводе с греческого декамерон - десятидневник) сбежавшее от смерти и развеселившееся общество устраивает «пир во время чумы» и развлекает друг друга всевозможными историями - местными анекдотами, преданиями, притчами, фабльо. Все рассказчики родом из состоятельных семей, получившие хорошее воспитание и приобщенные к античному искусству с его культом полноты бытия, то есть люди, выражающие новое умонастроение - жажду жизни. Основной пафос их историй - осмеяние аскетических нравов средневековья и утверждение человеческого права на земные радости, поэтому новеллы носят озорной и даже, как считали некоторые современники писателя, непристойный характер.
В рассказах представительствуют все итальянские сословия - аристократы и короли, купцы и рыцари, священники и монахи, крестьяне и ремесленники, в отдельных новеллах персонажами стали известные люди, к примеру, художник Джотто, поэт Гвидо Кавальканти, законовед Форезе де Раббата и др.
При создании «Декамерона» Боккаччо пользовался сюжетами и из средневековых сборников, и из латинских литературных источников. Ренессансная обработка писателя оживила их, а некоторые сюжеты он «пересадил» на современную итальянскую почву. Таким образом, книга дает многокрасочную картину нравов итальянского Возрождения.
Боккаччо завершил «Декамерон» в возрасте «акмэ» - так древние греки называли сорокалетие как возраст расцвета мужчины. Джованни Боккаччо относился, видимо, к тем людям, о которых поэт сказал: «И жить торопится, и чувствовать спешит», и его «акмэ» уже осталось позади. Ровно в сорок лет он перешел в метафизический возраст мудрости и так увлекся раскаиванием в былых грехах, что все зло, какое только есть на свете, увидел в женщине. В таком умонастроении было написано его последнее художественное произведение - повесть «Ворон» (1354-1355), сурово осуждающая женщин за лживость, притворство и хитрость, будто не он когда-то называл их «мадоннами» и «нимфами».
«Мышь пробежит по комнате, ветер стукнет ставней, камешек упадет с крыши - и вот они дрожат, бледнеют, обмирают, будто перед лицом смертельной опасности. Но зато как они бесстрашны, когда им надо обделывать свои бесчестные делишки! - пишет ставший женоненавистником Боккаччо. - Сколько было и есть женщин, что крадутся по крышам домов, дворцов и башен, когда их призывают и ждут любовники!.. Все помыслы женщин, все их старания и усилия направлены к одной-единственной цели - ограбить, подчинить, облапошить мужчин... Поэтому женщины так охотно посещают, приглашают, ублажают астрологов, чернокнижников, ворожей и гадалок... женщина превосходит яростью тигра, льва и змею; каков бы ни был повод, вызвавший гнев, она тотчас прибегнет и к огню, и к яду, и к булату...»
Некоторая заинтересованность заставила нас выбрать для примера наиболее лояльные характеристики, но вообще это очень полезное чтение и для мужчин, и для их «противостоящей» половины.
Примерно в это же время Джованни Боккаччо пишет «Жизнь Данте» (1351-1355). В строгом смысле слова это произведение вряд ли можно назвать жизнеописанием великого поэта, скорей это его духовная биография.
Перу Боккаччо также принадлежат интересные исследования «Генеалогия богов», «О знаменитых женщинах», «О несчастиях знаменитых людей».
В 1362 году Джованни Боккаччо принял приглашение поселиться в Неаполе при Анжуйском дворе, однако разочарование в холодном приеме заставило его возвратиться во Флоренцию. Последним и окончательным местом своей жизни он выбрал небольшое отцовское именьице в Чертальдо, близ Флоренции.
В 1370-1371 годах, по приглашению церкви Сан-Стефано ди Вадиа во Флоренции, он читал публичные лекции-комментарии к «Божественной комедии» Данте. Лекции были прерваны на XVII песне «Ада» из-за плохого самочувствия писателя, а больше из-за нападок несогласных с его толкованием «Комедии» слушателей.
На исходе лет писатель страдал водянкой, которая и унесла его из жизни 21 декабря 1375 года - через полтора года после смерти его друга Петрарки. Похоронен Джованни Боккаччо при церкви святых Михаила и Якова в Чертальдо.
Россия познакомилась с «Декамероном» в XVIII веке, когда на русском языке были пересказаны несколько наиболее скромных новелл. В следующем веке отдельные новеллы переводил К.Н. Батюшков. Классический перевод «Декамерона» осуществил в 1892 году А.Н. Веселовский. Серебряный век также проявлял интерес к итальянскому мастеру - поэт Михаил Кузмин в 1913 году перевел «Фьямметту». И все же главной книгой Джованни Боккаччо был и остается «Декамерон». Некоторые сюжеты из этой книги использовал даже великий Шекспир.