29.Учение Канта о рассудке. Категории.


Кант выделяет 4 группы категорий, по 3 категории в каждой группе:
  1) количество: единство, множество, целое;
  2) качество: бытие, отрицание, ограничение;
  3) отношение: субстанция – акциденция (условно, «сам предмет, вещь», «сама реальность» – «состояния» этого предмета или реальности), причина – действие (следствие), общение (взаимодействие);
  4) модальность: возможность, действительность, необходимость.

  Смысл категорий раскрывается Кантом через формулировку соответствующих правил их применения. В этом и проявляется «схематизм чистых рассудочных понятий», априори задающих канву, некий порядок работы нашего рассудка с материалом, получаемым в чувственном созерцании. Эти правила таковы:
  1) Для группы категорий количества. «Все созерцания суть экстенсивные величины, т.е. такие, в которых представление о целом делается возможным благодаря представлению о частях». Иными словами, все явления созерцаются как агрегаты – множества заранее данных частей.
  2) Для группы категорий качества. «Реальное, составляющее предмет ощущения, имеет во всех явлениях интенсивную величину, т.е. степень». Как например, если взять качество «красное», предмет может представать ярко и бледно красным, т.е. красное присутствует всякий раз в разной степени. Получается, что между бытием и отрицанием существует непрерывный ряд возможных реальностей и возможных менее значительных восприятий.
  3) Для группы категорий отношения. 
  а) «При всякой смене явлений субстанция постоянна и количество ее в природе не увеличивается и не уменьшается»; 
  б) «Все изменения происходят по закону связи причины и действия», т.е. для всякого явления можно отыскать другое явление, которое будет его причиной; 
  в) «Все субстанции как одновременно существующие находятся во взаимодействии». Кант обосновывает этот тезис следующим образом: только то определяет место вещи во времени, что составляет причину ее или ее определений, следовательно, при одновременности вещи связаны друг с другом отношением взаимодействия, иначе всякое восприятие было бы оторвано от других восприятий.
   
 4) Для группы категорий модальности. 
  а) «То, что согласно с формальными условиями опыта (если иметь в виду созерцания и понятия) возможно». Иными словами, то, что представимо в пространстве и времени и то, для чего можно сформулировать определение соответствующего понятия, является возможным.
  б) «То, что связано с материальными условиями опыта (ощущениями), действительно». Иными словами, определяя нечто как действительно существующее, мы имеем в виду, что при определенных условиях он был бы дан кому-либо в чувственном восприятии. (Утверждая, что слоны существуют, а драконы нет, мы имеем в виду, что слонов можно «увидеть своими глазами», а драконов нельзя, хотя и те, и другие возможны.)
  в) «То, связь чего с действительным определена согласно общим условиям опыта, существует необходимо». Как поясняет Кант, необходимо существующим мы признаем то, понятие чего определяется связью восприятий согласно понятиям. Речь здесь идет о том, что необходимо существующим называется то, что вытекает из действительного по закону причины и следствия. Например, держа в руке стеклянную чашку, я могу с необходимостью утверждать, что, если я разожму руку, чашка упадет на пол и разобьется. Однако необходимость существования этой чашки и меня самого я утверждать не могу. То есть, как подчеркивает Кант, мы можем познать только необходимость существования состояний вещей по эмпирическим законам причинности на основании других состояний, данных в восприятии, а не необходимость существования самих вещей (субстанций).

 

 

29 кант о рассудке категориях

 

Условием возможности априорных синтетических суждений в теоретическом естествознании являются, по Канту, категории. Это - будто бы независимые от доставляемого опытом содержания понятия рассудка, под которые рассудок подводит всякое содержание, получаемое им из наших чувственных созерцаний.

Учение Канта о категориях рассудка так же идеалистично, как его учение о формах чувственности. У Канта категории - не форма бытия, а понятия нашего рассудка. Понятия эти не есть отношения содержания, найденного в чувственном опыте, это только формы, под которые рассудок подводит доставляемый чувственностью материал. Будучи такими понятиями, категории априорны. Они не развиваются. Между ними почти нет переходов.

Учение Канта о чувственности и о рассудке есть введение учения о знании. По Канту, ни ощущения, ни понятия сами по себе еще не дают знания. Ощущения без понятий - <слепы>, а понятия без ощущений - <пусты>. Знание всегда состоит в соединении (синтезе) ощущений с понятиями. Поэтому перед Кантом возникает вопрос: каким образом разнообразие чувственных созерцаний превращается посредством априорных форм рассудка в единство. По Канту, высшее условие такого единства состоит не в материальном единстве самого предмета, а в единстве самосознания.

Единство самосознания, по Канту, предшествует возможности всякого соединения чувственных созерцаний, т.е. априорно. Оно не зависит от конкретного содержания самих чувственных созерцаний и потому формально.

По Канту, познание опирается на созерцания и понятия. И те, и другие бывают эмпирические и чистые. Чистыми созерцания и понятия бывают тогда, когда к ним "не примешиваются ощущения". Поэтому чистые понятия представляют собой "только форму мышления о предмете вообще" и являются "априорными", то есть не зависят от опыта и предшествуют ему (см. 3, с.154). Но если это так, то, по мнению Канта, "должна существовать логика, отвлекающаяся не от всякого содержания познания" (там же, с.157). Эта логика должна "исследовать происхождение наших знаний о предметах, если только оно не может быть приписано предметам" (там же, с.151-152). "Не может быть приписано предметам" - значит неэмпирическое, не обусловленное ощущениями, заключающееся лишь в чистых понятиях. Кант пишет: "Мы устанавливаем науку о чистом рассудке" (3, с.158). Эту науку он называет трансцендентальной логикой. Она, по мысли Канта, должна определять происхождение, объем и объективную значимость априорного знания. Ее непосредственным предметом являются априорные чистые рассудочные понятия, которые Кант и называет категориями. В следующей обширной выдержке из работы Канта значение категорий сформулировано предельно ясно:

Итак, по Канту категории - это "рубрики рассудка". Связь с аристотелевской идеей очевидна. Но дальнейшее развитие идей Канта отдаляет его от Аристотеля. Категории - чистые формы мышления. Изучая их, трансцендентальная логика не заимствует ничего из эмпирии, из психологии, все в ней должно быть достоверно априори. Это означает, что область знаний о категориях не есть область знаний об эмпирической действительности, а лишь область знаний о принципах рассудочного мышления. Категории "суть лишь формы мысли, посредством которых еще не познается никакой определенный предмет" (там же, с.203). Субъект мышления и познания также мыслится Кантом не как эмпирический, а как трансцендентальный, то есть как бы обезличенный, не психологический, а объективный.

Категории "не выводятся из природы и не сообразуются с ней как образцом" (3, с.212). Напротив, природа сообразуется с категориями в том смысле, что мы видим природу, мир вообще таким, каким позволяют нам его видеть категории, присущие нам априорно и с необходимостью.

Из описанного понимания категорий вытекает их гносеологическое значение. Кант пишет: "Категории суть понятия, a priori предписывающие законы явлениям, стало быть, природе, как совокупности всех явлений" (3, с.212). "Природа должна согласовываться с категориями" (там же).

Итак, основной вклад Канта в учение о категориях заключается в следующем.

Во-первых, он отчетливо сформулировал мысль, что категории - это формы рассудочного мышления. Строй нашей мысли, по Канту категориален.

Во-вторых, что эти формы априорны.

В-третьих, что благодаря этим формам возможно общее и необходимое знание.

В-четвертых, Кант впервые предпринял попытку создать исчерпывающий список категорий, минимальное число которых необходимо и достаточно для обеспечения опыта и познания.

Наконец, Кант впервые выдвинул идею, что должна существовать другая, отличная от аристотелевской, логика, предметом которой должны стать категории.