13. Истоки и условия формирования немецкой школы геополитики.


 ГЕОПОЛИТИКИ ГЕРМАНСКОЙ ШКОЛЫ КЛАССИЧЕСКОГО ПЕРИОДА

 К. Виттфогель (1896-1988)

Карл Август Виттфогель — известный философ, социолог и геополитик родился и получил гуманитарное образование в Германии. В молодости увлекался марксизмом, с середины 20-х гг. XX в. принадлежал к Франкфуртской школе, сформировавшейся вокруг Института социальных проблем, созданного К. Грюнбергом и Ф. Поллоком и имевшего неомарксистскую направленность. В этот период своей деятельности Виттфогель издал социологическую работу «Хозяйство и общество Китая» (1931).

Вместе с другими сотрудниками института, спасаясь от нацистских преследований, Виттфогель эмигрировал в Женеву, затем в Париж и, наконец, в Нью-Йорк, где остался навсегда.

После войны получила известность книга Виттфогеля «Восточный деспотизм» (1957), в которой он вслед за К. Марксом исследовал азиатский способ производства и обнаружил его главную особенность, заключающуюся в деспотическом характере власти, который, в свою очередь, вытекал из необходимости организации больших масс людей для ирригационных работ (строительство плотин, дамб, каналов, шлюзов, систем, создававших запасы и обеспечивавших экономный расход воды для полива полей и дававших возможность сбора двух и более урожаев в год). В таком государстве отсутствует частная собственность, гражданское общество, конституция, разделение властей и другие присущие западным обществам институты. Эта концепция Виттфогеля получила название гидравлической теории общества.

Как геополитик Виттфогель стал известен после опубликования работы «Геополитика, географический материализм и марксизм» (год - и место издания неизвестны, на русском языке опубликована в журнале «Под знаменем марксизма» за 1929 г., № 2-3, 6-8) — исследование истории становления немецкой школы геополитики. Особое внимание он уделил деятельности печатного органа немецких геополитиков — «Журнала геополитики», выходившего в 1924-1944 гг., в котором наряду с отдельными статьями и главами из геополитических работ была опубликована программа немецкой геополитики.

Ф. Ратцель (1844-1904)

Фридрих Ратцель, крупный немецкий географ и первый геополитик, заложивший основы этой науки. После окончания школы получил естественнонаучное образование в университете города Карлсруэ. Затем окончил географический факультет Гейдельбергского университета, где его учителем в числе других был известный географ Э. Геккель. На становление Ратцеля как политического географа и геополитика большое влияние оказали идеи И. Канта, Ч. Дарвина и социал-дарвинистов, а также К. Риттера, А. Гумбольдта, Г. Спенсера, Ф. Тенниса.

В 1870 г. Ратцель как доброволец принял участие во франко-прусской войне и даже был награжден Железным крестом. После окончания военных действий вернулся к занятиям географией. Он подготовил и защитил диссертацию о демографической ситуации в Китае (1876), много путешествовал по Европе и Америке, изучая влияние географической среды на жизнь и развитие различных обществ.

В середине 80-х гг. XIX в. Ратцель начинает преподавательскую деятельность, сначала в Техническом институте города Мюнхена, затем в Лейпцигском университете, где проработал до самой смерти.

Ратцель никогда не занимал государственных политических постов; его нельзя назвать и публичным политиком, но он всегда интересовался политикой, занимая при этом правонационалистическую позицию. В 1891 г. он вступил в Пангерманский союз и активно участвовал в формировании геополитики пангерманизма, которая предусматривала присоединение к Германской империи всех земель Европы, где проживали этнические немцы, а также создание колониальной империи, включающей территории Восточной Африки и Южной Америки. Членами Пангерманского союза — надпартийной националистической организации — были представители консервативной, национал-либеральной и некоторых центристских партий: чиновники, профессора, юристы, офицеры, часть рабочих, крупные и средние промышленники и финансисты. Программа союза предусматривала начать передел мира с изъятия колоний в пользу Германии у малых колониальных держав: Бельгии и Португалии, а затем перейти к переделу французских и английских колониальных владений, захвату Прибалтики, расчленению России с выделением из ее состава Украины и Кавказа. В Европе, по программе пангерманистов, к Германской империи должны быть присоединены Швеция и Норвегия, затем Финляндия, Дания, Голландия, часть Швейцарии (с немецкоговорящим населением), Бельгии и Франции (побережье Па-де-Кале и железорудные бассейны Брией и Лонгви). Португалия из-под английского влияния должна была перейти под немецкое, которое после поглощения Германией Австрии должно быть распространено также на балканские страны, далее на Турцию и Междуречье (долину Тигра и Евфрата пангерманисты предполагали сделать «хлопковым полем» Германии). Пангерманский союз возглавлял известный политик Карл Петерс. Он существовал с 1891 по 1936 г. и был распущен нацистами, которые взяли на вооружение достижение большинства его целей. Ратцель, с одной стороны, разделял программу пангерманистов, но, с другой — его не следует воспринимать как радикального геополитика. В конце XIX — начале XX в. националистические настроения были господствующими не только в немецком обществе. Свои колониальные империи построили и защищали многие европейские нации. Германский национализм дополнительно подогревался нерешенностью задачи объединения всех европейских немцев и «обделенностью» немецкой нации как «великой, культурной нации Европы» достаточной территорией колоний.

В своей научной работе Ратцель старался быть более объективным и менее идеологизированным. Опираясь на идеи органицизма и социал-дарвинизма, он рассматривал земной шар как единое целое с природой и человеческой цивилизацией. Природные законы при этом носят всемирный характер и проявляют себя даже в человеческом обществе. Различные государства человеческой цивилизации действуют как живые организмы. Одни, набирая силу, растут, расширяют свои границы; другие, менее сильные и приспособленные, уступают свои территории; некоторые государства совсем теряют суверенитет

способно выдержать. И наоборот, государства, «осужденные на изолированное существование», лишенные динамики, оказываются в положении провинциалов, живущих мелкими интересами, отличающихся близорукостью в политике.

Таким образом, политическая география (т. е. геополитика), по Ратцелю, начинается с концепции государства как живого организма, связанного с землей. Второй важнейшей проблемой геополитики у него выступают вопросы исторического движения и роста государства, которые осуществляются путем завоеваний и колонизации. Рост государств при этом способствует дифференциации мира на сильные, жизнеспособные и слабые страны. Сильные создают колониальные империи, удел слабых — быть присоединенными к сильным державам или вовлеченными в орбиту их влияния. Третьей проблемой геополитики Ратцель считал проблему пространств, пространственного расположения государств и влияния географического положения на политический статус государства. Наконец, четвертым важнейшим вопросом политической географии Ратцель считал вопрос границ как периферийных органов государства, как естественных географических рубежей и как политических разграничительных линий. Решению этой проблемы он посвятил четыре раздела своей «Политической географии». Он исследовал все возможные географические переходные зоны, где встречаются суша и море, как-то: берега, полуострова, перешейки, острова, различные формы поверхности: равнины, горы, низины, плоскогорья, и выявил, их влияние на образование и строение государств.

Можно констатировать, что геополитика как научная дисциплина состоялась именно в трудах Ф. Ратцеля. Он же, задав круг проблем, первый сформулировал предмет новой науки. Эти проблемы решались в трудах других классиков геополитики (Челлена, Мэхэна, Маккиндера, Хаусхофера и др.). Они долгое время, по крайней мере в течение классического периода, служили ориентиром, давали направление развития геополитической науки. Большинство из них и сегодня, конечно, в новых геоисторических и геополитических условиях, исследуются и решаются геополитиками.

Р. Челлен (1864-1922)

Шведский геополитик, государствовед и политический деятель Рудольф Челлен родился в лене (провинции) Скараборг в семье священника. После окончания школы изучал юриспруденцию в Уппсальском университете (1878-1888), там же защитил докторскую диссер-

148 Глава 6. Ведущие геополитики германской, итальянской...

тацию (1890); преподавал в Гетеборгском (1901-1916) и Уппсальском (1916-1922) университетах. Специализировался на исследовании систем государственного управления, для чего ему понадобились обширные знания не только государствоведческих дисциплин, но и истории, политической географии, политологии.

Познакомившись с трудами Ратцеля, Челлен на всю жизнь стал его страстным почитателем, он развивал его геополитические идеи, ввел термин «геополитика», определив ее как учение о государстве — географическом организме, воплощенном в пространстве. Впрочем, в отличие от своего учителя Челлен считал геополитику не самостоятельной научной дисциплиной, а лишь составной частью социально-политических наук.

По своим политическим взглядам Челлен был консерватором и германофилом. Он считал, что будущее Швеции и всех германских народов может быть обеспечено только в тесном союзе с единой мощной (в том числе в военном отношении) Германией, доминирующей в Центральной Европе, владеющей многочисленными колониями, т. е. источниками сырья и рынками сбыта, занимающей вместе с союзниками (в том числе и со Швецией) достойное место среди мировых держав. Будучи избранным в риксдаг (парламент Швеции), Челлен осуществлял именно такую консервативную, прогерманскую, великодержавную, милитаристскую и колониальную политическую программу, которая не воспринималась в то время негативно и находила немало сторонников.

В книге «Великие державы» (1910) Челлен утверждал, что малые страны в силу своего географического положения притягиваются великими державами, вовлекаются в общую экономическую деятельность, образуя политические и хозяйственные «комплексы». Если такие «комплексы», как Британская, Российская империи и США сложились уже в XVIII-XIX вв., то задачей Германии и германских стран в XX в. становится укрепление единого рынка, построение политико-экономического «комплекса» в континентальной Европе — Германо-нордического союза. Формированию этого «комплекса», или союза, «юных» наций противостоят, по Челлену, «старые» нации Европы — англичане и французы.

В другой своей книге «Государство как форма жизни» (1916), ставшей наиболее известной его работой, Челлен в духе органицистской теории Ратцеля исследовал самые различные стороны жизни государства которые в конечном счете, он свел к пяти: географическое пространство, народ, хозяйство, общество, управление. Эти формы,или элементы, существуют в неразрывном единстве и образуют единый организм — государство, который в соответствии с составляющими его элементами призваны изучать пять научных дисциплин, представляющих основные разделы государствоведения или политической науки:

♦ геополитика — географические факторы существования и развития государства;

♦ демополитика — государство с точки зрения его народонаселения;

♦ экополитика — государство как экономическая сила;

♦ социополитика — социальный аспект государства;

♦ кратополитика — формы правления.

 

Челлен понимал государство как интегрирующую сущность, включающую в себя территорию, население, экономическую, социальную и политическую жизнь общества. Но государство, по Челлену, не случайный «конгломерат различных сторон человеческой жизни», а живое существо, биологическое образование, развивающееся по биологическим законам самосохранения, роста, стремления к доминированию. Если слабые государства притягиваются, включаются в политическую и экономическую жизнь сильных, более жизнеспособных государств, то более мощные и живучие постоянно расширяют свое жизненное пространство. Для этого у них есть три пути: колонизация, слияние, завоевание. Государства, чтобы быть сильными и жизнеспособными, должны быть развиты и в аграрном, и в индустриальном отношении, т. е. быть самодостаточными, чтобы в случае необходимости (войны, агрессии) обеспечить себя всем нужным. В отличие от Ратцеля, который моделировал государство как низший организм, подобный водорослям, Челлен уподобляет государство человеку, поскольку оно чувствующее и мыслящее существо. Государства, аналогично людям (и животным), подчиняются законам борьбы за существование и естественного отбора. Подобно организмам, они рождаются и растут, достигают наивысшей силы, дряхлеют и умирают. Государства не только формы жизни, занимающие свое место в жизненном ряду, они наиболее важные и существенные («импозантные») формы жизни.

Как и в живой природе, большие, жизнеспособные государства растут за счет малых, слабых, не приспособленных к выживанию геополитических образований. Они захватывают их территории, разрастаясь, раздвигают свои границы, пока наконец не поглощают соседние малые страны. Такова, по мнению Челлена, политическая история всех империй. В современной истории (т. е. в начале XX в.) наиболее жизнеспособными и быстрорастущими державами являлись Германия и Япония. Такой ход событий Челлен считал «естественной необходимостью», которая проявляется объективно, независимо от воли людей. Политические руководители государств имеют возможность лишь «пролагать путь» этой естественной необходимости.

Не вызывает сомнений, что философской основой учения Челлена явился социальный дарвинизм, принявший в своей геополитической ипостаси черты германского великодержавного шовинизма и автаркического консерватизма. Объективными условиями, в которых вызревали эти идеи, было положение «молодых» германских народов, «стиснутых» на европейском континенте «дряхлыми» народами. Германские народы не успели в результате отставания в историческом развитии к разделу мира, но теперь, набрав силу, мечтали о его переделе.

Несмотря на небольшую популярность в родной Швеции, идеи Челлена нашли своих сторонников среди немецких консерваторов и социал-дарвинистов. На них опирались в своих сочинениях европейские и американские геополитики.

Ф. Науманн (1860-1919)

Фридрих Науманн, известный немецкий политический деятель, публицист и геополитик, получил теологическое образование, но оставил службу лютеранского священника ради политической деятельности. В многочисленных статьях, брошюрах и книгах по вопросам веры, искусства, экономики, внутренней и внешней политики Науманн проводил идею христианского национального социализма, пытался совместить политическую систему демократии, социалистический идеал в рамках немецкой нации и идею объединенного германского государства.

Науманн активно занимался политической деятельностью, не раз избирался в Рейхстаг, стал одним из основателей Немецкой прогрессивной национальной партии (НПНП), которая явилась наследницей и продолжательницей дела Партии свободомыслящих (ПС) — либеральной политической организации бисмарковской Германии. Правда НПНП не без влияния Науманна, в отличие от ПС, исповедовавшей либеральную идеологию, выступала за осуществление национального социализма на немецкой земле.

В начале Первой мировой войны, когда немецкие войска имели впечатляющие успехи на фронте, Науманн выпустил книгу «Что будет с Польшей?», в которой предлагал при перекройке карты Европы после окончания войны возродить польскую государственность. Этим ом обозначил свою геополитическую позицию: отделиться польской территорией от России, чтобы объединиться в центре Европы.

Уже в ходе войны Ф. Науманн опубликовал книгу «Срединная Европа» (1916), которая содержала популярный и широко обсуждавшийся в немецкоговорящей среде геополитический проект союза германских и других, втянутых в орбиту немецкого влияния центрально-европейских стран. Эта небольшая книга объемом всего в 136 страниц сделала имя Науманна известным во многих европейских странах, в том числе в России (перевод книги вышел в Петрограде в 1918 г.).

Следует заметить, что идея Срединной Европы не принадлежит только Науманну. До него эту идею как панацею для Германии от внешней опасности на западе (Англия, Франция) и востоке (Россия) высказывали и разрабатывали Й. Парч («Срединная Европа», 1906), Р. Челлен («Великие державы»; 1910), Ф. Лист («Среднеевропейский союз государств», 1914), другие геополитики.

Исходный пункт исследования Науманна — идея великих держав как вершителей мировой геополитики. Причем понятие «великая держава» с изменением масштабов политики тоже меняется, таковыми, по мнению Науманна, уже нельзя считать ни Германию, ни Австро-Венгрию, вот почему им следует объединиться, а для расширения «жизненного пространства» присоединить соседние страны или части их территории с немецким населением.

Проект Ф. Науманна выгодно отличался от предшествующих концепций всесторонней теоретической проработанностью (в религиозном, этническом, правовом, экономическом, военно-стратегическом и геополитическом аспектах), конкретностью и реалистичностью. В восьми главах своего произведения Науманн сумел рассмотреть вопросы состава Срединноевропейского союза государств (Германия, Австрия, Венгрия, центрально-европейские страны, которые существовали тогда или могли быть образованы путем отделения от Австро-Венгерской империи), его географического положения, соотношения сил в военной области и мировой экономике, решения национальных и конфессиональных проблем; таможенные и конституционные вопросы становления Срединной Европы.

Кроме того, он высказывал интересные мысли по поводу послевоенного мироустройства и места Срединной Европы в нем. Науманн считал, что человечество еще не созрело для того, чтобы «слиться» во всемирном государстве. Следовательно, в течение продолжительного времени отдельные крупные государства будут «бороться за право управления судьбой народов». Признанными «центрами сильного господства» он считал Британскую империю, США, Россию. К возможным мировым державам ближайшего будущего Науманн отнес Японию и Китай. Другие державы, даже обладающие большими территориями, например Индия, некоторые страны Южной Америки и Африки вряд ли в обозримом времени смогут стать «центрами первого разряда». Державы, ставшие центрами силы, или «планетные государства» (США, Великобритания, Россия), притягивают к себе «народы-спутники», которые, несмотря на то что имеют собственную культуру, «служат усилением» великих держав и следуют по их пути развития. «Вокруг планетных государств плывет еще не организованная масса мелкого национального элемента в виде комет, которые именуют себя нейтральными, потому что они не принадлежат ни к одной из великих солнечных систем... Но поздно или рано каждой из них придется куда-нибудь примкнуть, потому что в мире великих державных групп вряд ли могут еще долго продержаться столь крохотные государства»1.

К. Шмитт (1888-1985)

Карл Шмитт — крупный немецкий правовед, политолог, геополитик, родился в провинциальном городке Плеттенберг на западе Пруссии в католической семье. Он хорошо учился, проявил способности к музыке и поэзии, а позднее к философии, но не выделялся лидерскими качествами. В 1907 г. Шмитт поступил на юридический факультет Берлинского университета, но в столичной деятельной среде чувствовал себя дискомфортно; поэтому перевелся сначала в Страсбургский, затем в Мюнхенский университет. Обстановка в Мюнхене (явное преобладание католиков, отсутствие столичной суеты, зато сравнительно много художественной интеллигенции) более соответствовала характеру и наклонностям молодого Шмитта. Но окончании курса он устраивается в одну из юридических контор и пытается вести богемный образ жизни, заводя знакомства не только в научной, но и в художественной среде. Еще до начала войны он успел защитить диссертацию о понятии и видах вины и получить степень доктора права. В 1914 г. Шмитт издал книгу «Ценность государства и значение индивида», за которую через два года получил вторую докторскую степень (дававшую право преподавать в высшей школе), теперь уже в Страсбургском университете. С началом войны Шмитт ушел добровольцем в армию и, несмотря на свой невысокий рост, был зачислен в лейб-гвардию. Служба в гвардии помогла ему избежать фронта, и всю войну Шмитт работал цензором в Мюнхене, приобретя немало влиятельных знакомых в военной среде. Именно в Мюнхене Шмитт стал свидетелем поражения Германии, установления и падения Баварской советской республики, зарождения нацизма. Здесь же он познакомился с М. Вебером, тогда уже маститым ученым.

С 1919 г. начался один из самых плодотворных периодов его научного творчества, вышел в свет его «Политический романтизм», завершающий его становление как политолога, затем — «Диктатура» (1921) — философско-политический отзыв на события в Германии, где осмысливались слабость и неадекватность суровой действительности системы парламентской демократии и предлагалась альтернанта чрезвычайного положения, диктатуры и консервативной идеологии вместо парламентских процедур и либерализма. В 1922 г. была опубликована одна из наиболее известных его работ «Политическая геология», сделавшая его имя известным всей Германии. Эта система идей о государственном устройстве, рассмотренном с консервативных и религиозных позиций, появилась на основе сравнительного анализа либерально-демократической, анархистской и консервативно-теистической доктрин.

В работе «Римский католицизм и политическая форма» (1923) Шмитт определил роль и место католической церкви в европейской политике, противопоставив ей как либерализм (худший враг, скрытый атеизм), так и марксизм, открытый атеизм. «Духовно-историческое состояние современного парламентаризма» (1923) посвящена становлению и кризису демократии и вытеснению ее в начале XX в. большевистской и фашистской идеей диктатуры, идеей «непосредственного применения силы».

В работе «Понятие политического» (1927) Шмитт дал оригинальную трактовку политики. Для него критерием политического служит разделение общества на группы «друзей» и «врагов». Враг может быть инородным, чуждым, не интегрированным в народ элементом — тогда это внутренний враг. До заката европейского коммунизма и разрушения Берлинской стены К. Шмитт — выдающийся юрист, политолог, историк, геополитик, убежденный консерватор, не дожил лишь несколько лет.

К. Хаусхофер (1869-1946)

Карл Хаусхофер, известный немецкий геополитик, родился в Мюнхене, в семье университетского профессора, но вопреки семейной традиции получил военное (артиллерийское) образование. После прохождения обычных для офицера должностей получил назначение военным атташе в Японии (1908). Для японского общества это было время послевоенной эйфории, вызванное победоносной войной с Россией, время планов построения «Великой Японии», включающей Курильские острова и Сахалин, Манчжурию, часть континентального Китая, Тайвань, страны Юго-Восточной Азии вплоть до Австралии, многие острова Тихого океана. Хаусхофер вращался в кругах японской элиты, путешествовал по стране, изучал историю и географию страны пребывания, сопредельных государств. В 1911 г. перспективный офицер был отозван на родину. В Первую мировую войну он сражался на фронте, командовал артиллерийской бригадой и получил звание генерал-майора.

После войны, выйдя в отставку, Хаусхофер начал преподавать географию в Мюнхенском университете и вскоре удостоился ученого звания профессора (1921). Это было очень трудное для Германии время: поражение в войне, потеря больших территорий в Европе и всех колоний, разруха и огромные репарации тяжелым грузом давили на страну, лишали немецкую нацию перспектив. В этой обстановке многие мыслящие немцы в поисках выхода обратились к радикальным идеологиям.

Адьютантом генерала Хаусхофера во время войны был Рудольф Гесс, который в 20-е гг. стал одним из ведущих организатором НСДАП, а в 1919 г. поступил в Мюнхенский университет, затем возглавил университетскую организацию национал-социалистов, продолжая поддерживать тесные связи с профессором Хаусхофером.

После провала «пивного путча» (1923) Хаусхофер предоставил Гессу убежище в своем загородном поместье, а затем навещал его в Ландсбергской тюрьме. Там он познакомился с Гитлером, с которым обсуждал вопросы его программной книги «Майн кампф», связанные с геополитикой.

А. фон Тирпиц (1849-1930)

Альфред фон Тирпиц родился в Пруссии в семье небогатого бюргера, не принадлежавшего к касте прусского юнкерства, но сумел стать офицером германского военно-морского флота и далеко продвинуться по служебной лестнице. В 1890 г. он был уже начальником штаба Балтийского флота. Находясь в этой должности, он представил Вильгельму II доклад о путях развития военно-морского флота Германии и был назначен начальником главного штаба ВМФ (1891). Именно ему была поручена разработка военно-морской стратегии открытого моря, которая включала в себя строительство крупных надводных кораблей (крейсеров, линкоров) и подводных лодок, способных вести боевые действия на просторах Северного, Балтийского морей, а главное, контролировать океанские коммуникации в Атлантике с целью противостоять господству английских и американских ВМС, навязывать свою стратегию боевых действий.

В 1896 г. Тирпиц в должности командующего азиатской крейсерской эскадрой подготовил операцию по захвату китайского порта Циндао и руководил созданием там военно-морской базы как стратегического опорного пункта Германской империи в Индокитае.

Через год Тирпиц был назначен морским министром и находился на этом посту более 18 лет (до 1916 г.). Несмотря на свою личную «морскую судьбу», соответствующий высокий ранг (он стал гросс-адмиралом в 1911 г.) и пост, Тирпиц никогда не был приверженцем теории превосходства морской мощи над сухопутной. Как государственный деятель он хорошо представлял себе континентальное положение Германии и не поддерживал стремление юнкерских кругов к развязыванию войны и решению геополитических проблем Германской империи за счет захвата территорий своих соседей, в первую очередь России (восточная стратегия). Тирпиц был сторонником стратегии «Срединной Европы», т. е. мирного, торгово-экономического и культурного проникновения объединенной Германии и Австро-Венгрии сначала на Балканы, затем в Турцию и далее через Багдад к Индийскому океану. В этой стратегии немецкий торговый и военно-морской флот играл бы решающую роль, тем более что Австро-Венгерская империя морского флота не имела вообще. Эта геостратегия, стратегия южного направления, предполагала и продвижение германского капитала и культуры в Африку, и дальнейшую конкуренцию с ведущими колониальными державами во всем мире. Если говорить о партийно-идеологической окраске, то «южная» геостратегия германского империализма выдвигалась и поддерживалась национал-либеральной партией, а «восточная» — консерваторами.

Таким образом, строительство флота открытого моря, которым непосредственно руководил Тирпиц, вписывается в «южную» экономо-культурную, более мирную, колониальную стратегию, опирающуюся на интересы торговой и промышленной буржуазии, которая стремилась к «мирной» борьбе за сырьевые ресурсы и рынки сбыта.

Следует отметить, что деление германских геополитиков на «военных» и «мирных», сухопутных и морских носит условный характер. Интересы германского колониализма XIX в. лишь в начальной стадии передела мира отдавали предпочтение той или иной геополитической стратегии. В дальнейшем, с учетом того, что Германии противостояли такие державы, как Великобритания, США, Россия и Япония, предполагалось получить преимущество и на суше, и на море, выиграть борьбу за мировое господство.

В 1911 г. Тирпиц, поддерживаемый национал-либералами, выставлял свою кандидатуру в рейсканцлеры, но не прошел на выборах.

Закат политической карьеры гросс-адмирала Тирпица произошел во время Первой мировой войны, когда он объявил неограниченную подводную войну на Атлантике, в которой начали гибнуть в числе прочих американские сухогрузы и пассажирские лайнеры, что вынудило США объявить войну Германии в марте 1916 г.

В «Воспоминаниях», написанных Тирпицом после выхода в отставку, четко прослеживается геостратегическое мышление автора, сумевшего подняться над классовыми и военно-корпоративными интересами, выросшего из военно-морского стратега в крупного общенационального политика. Он хорошо знал механизмы взаимодействия гражданских публичных политиков и военных стратегов, понимал противоречия между морской стратегией «парадного хода в мир через Атлантический океан» и континентальной геостратегией продвижения по линии Берлин—Вена—Балканы—Стамбул—Багдад-Басра, между попытками заключить стратегический союз с Великобританией и стремлением к объединению усилий Германии, России, Японии и, возможно, Франции в борьбе с британским морским могуществом.

Э. Обст

Эрих Обст — немецкий геополитик и общественный деятель, о котором, к сожалению, известно очень немного. Не вызывает сомнения тот факт, что он получил гуманитарное образование, преподавал в университетах Германии и имел ученое звание профессора. В 1924 г. уже известным ученым и общественным деятелем националистического направления, Обст вошел в состав редакции только что созданного «Журнала геополитики». В 1928 г. он вместе с другими теоретиками журнала (Хаусхофером, Маулем, Вовинкелем, Россом) в статье «Основы построения геополитики» опубликовал программу немецкой геополитики (см. работу Виттфогеля «Геополитика, географический материализм и марксизм»). В той же работе Виттфогеля содержится изложение и цитаты из пространной статьи Э. Обста «Мы требуем вернуть наши колонии!», опубликованной в «Журнале геополитики» за 1926 г. В этой публикации, больше похожей на выступление на митинге или на политический памфлет, чем на научное исследование, Обст предлагает «старым» империалистическим державам дать населению колоний стран Ближнего и Дальнего Востока, которые «почти совершенно сравнялись с европейцами в смысле цивилизации и культуры», свободу и самостоятельность в определении своей судьбы. Германия, по мнению Обста, должна получить право и возможность развивать колонизационную деятельность в Африке и южной части Тихого океана. Таким образом, для «молодого» империалистического хищника, каковым бесспорно являлась тогда Германия, открылись бы колоссальные возможности по привлечению дешевого сырья в экономику и по сбыту готовой продукции. Вывод Обета символичен: «Германия погибнет, если не получит обратно своих колоний в кратчайший срок».

В другой своей работе «Англия, Европа и мир» (на русском языке опубликована в Москве в 1931 г.) Обст исследовал историю создания Британской колониальной империи, выделив ряд этапов ее геополитического развития. Особенные трудности для геополитического развития Англии вызвала борьба с Францией, однако благодаря мощному флоту Великобритании удалось торжествовать не только над Францией, но и над всей Европой с 1815 по 80-е гг. XIX в. Далее началась новая геополитическая эпоха. Если наиболее сильные державы прошлого располагались на берегах Атлантики (Испания, Голландия, Франция), то теперь эту роль стали играть континентальные державы (Германия, Австро-Венгрия, Россия), а территории соперничества перенеслись на северо-восток, в глубь материка. Против таких континентальных держав Англии трудно предпринять какие-либо угрожающие действия с помощью флота. 

В 19 веке формируется геополитическая мысль в Герамнии.

Аспекты нац.школ геополитики:

  • пространство - объект и предмет изучения; жиненное и экономическое пространство; территория для возможной экспансии
  • феномен государства - преобразует пространство, субъект геополитики;
  • противостояние с другими государствами - пример 1МВ, носят необративый и специфический характер.

Пред 1МВ: пространство будет каким-то образом преобразовано

1МВ: война показала каким образом будет преобразовано

После 1МВ: серия революционных движений повлекла серьезные последствия (новые геополитические идеи)

Идея реванша как новая геополитическая мысль.