17. Герои и проблемы творчества В. Распутина («Деньги для Марии», «Последний срок»).


Самая первая повесть Распутина «Деньги для Марии». Фабула первой повести несложна. Так сказать житейский случай. В небольшой сибирской деревушке произошло ЧП: ревизор обнаружил у продавца магазина Марии большую недостачу. И ревизору и односельчанам ясно, что Мария не взяла себе ни копейки, став скорее всего жертвой запущенного ее предшественницами учета. Но, к счастью продавщицы, ревизор оказался человеком душевным и дал пять дней для погашения недостачи. Учел, видимо, и малограмотность женщины, и ее бескорыстие, а главное – пожалел детей.

В этой драматической ситуации особенно ярко проявляются людские характеры. Односельчане Марии держат своеобразный экзамен на милосердие. Они перед сложным выбором: или выручить свою совестливую и всегда работящую землячку, одолжив ей деньги, или отвернуться, не заметить человеческой беды, сохранив собственные сбережения. Деньги здесь становятся своего рода мерилом человеческой совести. Несчастье у Распутина не просто бедствие. Это еще и проверка человека, испытание, обнажающее сердцевину души. Тут все высвечивается до дна: и хорошее, и дурное – все выявляется без утайки. Такие кризисные  психологические ситуации организацию драматургию конфликта и в этой повести, и в других произведениях писателя. Чередование света и теней, добра и зла создает атмосферу произведения.

В семье Марии к деньгам всегда относились просто. Муж Кузьма считал: «есть – хорошо – нет – ну и ладно». Для Кузьмы «деньги были заплатками, которые ставятся на дырки, необходимые для житья». Он мог думать о запасах хлеба и мяса – без этого нельзя обойтись, но мысли о запасах денег казались ему забавными, шутовскими, и он отмахивался от них. Он был доволен тем, что имел. Вот почему когда в его дом постучалась беда, не о накопленных богатствах Кузьма жалеет. Он думает о том, как спасти жену, мать его детей. Кузьма обещает сыновьям: «Мы всю землю перевернем вверх тормашками, а мать не отдадим. Нас пятеро мужиков, у нас получиться». Мать здесь – символ светлого и возвышенного, не способного на какую – либо подлость. Мать – это жизнь. Защитить ее честь ее достоинство – вот что важно для Кузьмы, а не деньги.

Но совсем иначе относится к деньгам Степанида. Ей невмоготу расстаться на какое-то время с копейкой. С трудом отдает деньги для помощи Марии и директор школы Евгений Николаевич. Не чувство сострадания к односельчанке руководит его поступком. Ему хочется этим жестом укрепить свою репутацию. Каждый свой шаг он афиширует на всю деревню. Но милосердие не может соседствовать с грубым расчетом.

Выклянчив у сына пятнадцать рублей, дед Гордей больше всего боится, что Кузьма может и не взять столь ничтожную сумму. И тот не решается обидеть старика отказом. Вот и бабка Наталья с готовностью вынимает деньги, прибереженные себе на похороны. Ее не надо было ни убеждать, ни уговаривать. «Мария то сильно плачет?» - только и спросила она. И в этом вопросе выразилось все и сострадание и понимание. Замечу здесь же, что именно с бабки Натальи, которая одна вырастила троих детей, которая в своей жизни ни знавала ни минуты покоя – все при деле и все бегом, и начинается в повестях Распутина галерея портретов старых русских крестьянок: Анна Степановна и Мирониха из «Последнего срока», Дарья Пинигина и Катерина из «Прощание с Матерой».    

Понятное дело, страх перед судом угнетает Марию и ее близких. Но Кузьма утешает себя тем, что суд разберется по справедливости: «Теперь смотрят, чтобы не зря. Мы не пользовались этими деньгами, они нам не нужны». И в слове «ТЕПЕРЬ» тоже знак перемен. Деревня не забыла как после войны из-за купленной на стороне бочки бензина, необходимого для окончания пахоты, упекли в тюрьму председателя колхоза.

Сделавшейся банальная метафора «время – деньги» реализуется Распутиным, как в прямом так и в переносном смысле. Время – деньги – это о попытках собрать тысячу рублей. Время и деньги это уже возникающая в повести социальная проблема. Да, деньги многое преобразили и в экономики и в психологии деревни. Они вызывали новые потребности новые привычки. Дед Гордей не без хвастовства сокрушается: «я за весь свой век сколько раз деньги в руках держал – по пальцам сосчитать можно, я с малолетства привык все делать сам, на свои труды жить. Когда надо и стол сколочу и катанки скатаю. В голодуху, в тридцать третьем году, и соль для варева на солонцах собирал. Это теперь все магазин да магазин, а раньше в лавку раза два в год ходили. Все свое было. И жили, не пропадали. А теперь шагу нельзя ступить без денег. Кругом деньги. Запутались в них. Разучились мастерить – как же в магазине все есть были бы деньги». Ну то что «шагу нельзя ступить»,  явное преувеличение. Деньги в деревенском обиходе ее не заняли столь прочного положения как в городе. А вот насчет утраты универсальности домашнего крестьянского труда – верно. Верно и  то что нынешний сельский житель уже не может полагаться лишь на свое, на свои руки. Его благосостояние зависит не только от приусадебного участка, но и от того как идут дела в колхозе, от сферы обслуживания, от магазина, от тех же денег. Связи крестьянина с окружающим миром, с обществом стали шире, разветвление. И хочет Кузьма, чтобы люди понимали эту незримую связь между собой, чтобы по-хорошему, сердцем ее ощущали. Он ждет что деревня отнесется к его жене с таким же участием какое Мария проявила к односельчанам.

\Ведь не по своему желанию она стала за прилавок, отказывалась, словно предугадывая беду. Сколько продавцов перебывало до нее в магазине и редко кто избежал суда. И согласилась из-за того только, что пожалела народ: «людям даже за солью, за спичками приходилось ездить за двадцать верст, в Александровское».

   Приняв свое беспокойное хозяйство, героиня повести повела его не на казенный а на домашний лад. Чтобы не себе – другим было удобно. И покупатели не были для нее безликой массой: все знакомые, всех по именам знала. Кому и в долг продавала, пьяниц же с деньгами на порог не пускала. «Ей нравилось чувствовать себя человеком, без которого деревня не может обойтись», - это чувство и перевешивало страх ответственности.

Эпизоды, показывающие Марию за работой, необычайно значительны в повести: они открывают нам не самодовольную, не показную, а естественную, истинную доброту и отзывчивость. И когда Кузьма слушает в поезде рассуждения некоего местного деятеля о форме, о строгости, о директивах, он мысленно представляет свою Марию или безвинно пострадавшего председателя колхоза, и все его существо восстает против этой формальной логики. И ели Кузьма не силен в споре, то потому лишь, что придает главное значение не слову а делу. Может быть, именно поэтому столь безошибочна реакция героя на всякую ложную фразу, на притворство, на фальшь.

Конфликт между истиной человечностью и равнодушием рождает в «Деньгах для Марии» постоянную драматическую напряженность. Он трансформируется в столкновения бескорыстия и алчности, нравственной частоты и цинизма, гражданской совести и чиновничьей слепоты.

Мы понимаем как тягостно Кузьме – человеку скромному, застенчивому, привыкшему к самостоятельности, предпочитающему отдавать, а не брать – оказаться в роли просителя. Распутин с убеждающей достоверностью доносит для нас это психологическое смятение: стыд и боль, неловкость и беззащитность. Однако не одни страдания сопутствуют герою в странствиях по  деревне. Не только плачет его душа, но и согревается теплом живого участия.

Ощущение «высшего» , как нравственного закона, должного соединить всех, витает в «утопических» снах Кузьмы. Там в трогательных ночных видениях, Марию спасают от беды всем сказочно - дружным сельским «миром», и только там деньги теряют свою власть над всеми душами, отступая перед глубинным человеческим родством и союзом.

Доброта в «Деньгах для Марии» не объект умиления и любования. Это сила, обладающая внутренней притягательностью, пробуждающая в человеке жажду красоты и совершенства. Нравственные законы нашей действительности таковы, что безразличие к людям, к их судьбе воспринимается как нечто постыдное, недостойное. И хотя вышедшая из прошлого эгоистическая, стяжательная мораль еще не исчезла окончательно и способна причинить немалый урон, она уже вынуждена маскироваться, прятать свое лицо.       

Мы не знаем точно как сложится будущее Марии, но ясно одно такие люди как Кузьма, председатель колхоза, агроном, дед Гордей сделают все возможное, чтобы предотвратить беду. Сквозь призму драматических обстоятельств писатель сумел различить многое из того нового, светлого, что входит в нашу современность, определяя тенденции  ее развития.

Я согласна с автором что истинным мерилом человеческих отношений является не деньги а душевная доброта бескорыстие, умение сострадать.

Самая первая повесть Распутина «Деньги для Марии». Фабула первой повести несложна. Так сказать житейский случай. В небольшой сибирской деревушке произошло ЧП: ревизор обнаружил у продавца магазина Марии большую недостачу. И ревизору и односельчанам ясно, что Мария не взяла себе ни копейки, став скорее всего жертвой запущенного ее предшественницами учета. Но, к счастью продавщицы, ревизор оказался человеком душевным и дал пять дней для погашения недостачи. Учел, видимо, и малограмотность женщины, и ее бескорыстие, а главное – пожалел детей.

В этой драматической ситуации особенно ярко проявляются людские характеры. Односельчане Марии держат своеобразный экзамен на милосердие. Они перед сложным выбором: или выручить свою совестливую и всегда работящую землячку, одолжив ей деньги, или отвернуться, не заметить человеческой беды, сохранив собственные сбережения. Деньги здесь становятся своего рода мерилом человеческой совести. Несчастье у Распутина не просто бедствие. Это еще и проверка человека, испытание, обнажающее сердцевину души. Тут все высвечивается до дна: и хорошее, и дурное – все выявляется без утайки. Такие кризисные  психологические ситуации организацию драматургию конфликта и в этой повести, и в других произведениях писателя. Чередование света и теней, добра и зла создает атмосферу произведения.

В семье Марии к деньгам всегда относились просто. Муж Кузьма считал: «есть – хорошо – нет – ну и ладно». Для Кузьмы «деньги были заплатками, которые ставятся на дырки, необходимые для житья». Он мог думать о запасах хлеба и мяса – без этого нельзя обойтись, но мысли о запасах денег казались ему забавными, шутовскими, и он отмахивался от них. Он был доволен тем, что имел. Вот почему когда в его дом постучалась беда, не о накопленных богатствах Кузьма жалеет. Он думает о том, как спасти жену, мать его детей. Кузьма обещает сыновьям: «Мы всю землю перевернем вверх тормашками, а мать не отдадим. Нас пятеро мужиков, у нас получиться». Мать здесь – символ светлого и возвышенного, не способного на какую – либо подлость. Мать – это жизнь. Защитить ее честь ее достоинство – вот что важно для Кузьмы, а не деньги.

Но совсем иначе относится к деньгам Степанида. Ей невмоготу расстаться на какое-то время с копейкой. С трудом отдает деньги для помощи Марии и директор школы Евгений Николаевич. Не чувство сострадания к односельчанке руководит его поступком. Ему хочется этим жестом укрепить свою репутацию. Каждый свой шаг он афиширует на всю деревню. Но милосердие не может соседствовать с грубым расчетом.

Выклянчив у сына пятнадцать рублей, дед Гордей больше всего боится, что Кузьма может и не взять столь ничтожную сумму. И тот не решается обидеть старика отказом. Вот и бабка Наталья с готовностью вынимает деньги, прибереженные себе на похороны. Ее не надо было ни убеждать, ни уговаривать. «Мария то сильно плачет?» - только и спросила она. И в этом вопросе выразилось все и сострадание и понимание. Замечу здесь же, что именно с бабки Натальи, которая одна вырастила троих детей, которая в своей жизни ни знавала ни минуты покоя – все при деле и все бегом, и начинается в повестях Распутина галерея портретов старых русских крестьянок: Анна Степановна и Мирониха из «Последнего срока», Дарья Пинигина и Катерина из «Прощание с Матерой».    

Понятное дело, страх перед судом угнетает Марию и ее близких. Но Кузьма утешает себя тем, что суд разберется по справедливости: «Теперь смотрят, чтобы не зря. Мы не пользовались этими деньгами, они нам не нужны». И в слове «ТЕПЕРЬ» тоже знак перемен. Деревня не забыла как после войны из-за купленной на стороне бочки бензина, необходимого для окончания пахоты, упекли в тюрьму председателя колхоза.

Сделавшейся банальная метафора «время – деньги» реализуется Распутиным, как в прямом так и в переносном смысле. Время – деньги – это о попытках собрать тысячу рублей. Время и деньги это уже возникающая в повести социальная проблема. Да, деньги многое преобразили и в экономики и в психологии деревни. Они вызывали новые потребности новые привычки. Дед Гордей не без хвастовства сокрушается: «я за весь свой век сколько раз деньги в руках держал – по пальцам сосчитать можно, я с малолетства привык все делать сам, на свои труды жить. Когда надо и стол сколочу и катанки скатаю. В голодуху, в тридцать третьем году, и соль для варева на солонцах собирал. Это теперь все магазин да магазин, а раньше в лавку раза два в год ходили. Все свое было. И жили, не пропадали. А теперь шагу нельзя ступить без денег. Кругом деньги. Запутались в них. Разучились мастерить – как же в магазине все есть были бы деньги». Ну то что «шагу нельзя ступить»,  явное преувеличение. Деньги в деревенском обиходе ее не заняли столь прочного положения как в городе. А вот насчет утраты универсальности домашнего крестьянского труда – верно. Верно и  то что нынешний сельский житель уже не может полагаться лишь на свое, на свои руки. Его благосостояние зависит не только от приусадебного участка, но и от того как идут дела в колхозе, от сферы обслуживания, от магазина, от тех же денег. Связи крестьянина с окружающим миром, с обществом стали шире, разветвление. И хочет Кузьма, чтобы люди понимали эту незримую связь между собой, чтобы по-хорошему, сердцем ее ощущали. Он ждет что деревня отнесется к его жене с таким же участием какое Мария проявила к односельчанам.

\Ведь не по своему желанию она стала за прилавок, отказывалась, словно предугадывая беду. Сколько продавцов перебывало до нее в магазине и редко кто избежал суда. И согласилась из-за того только, что пожалела народ: «людям даже за солью, за спичками приходилось ездить за двадцать верст, в Александровское».

   Приняв свое беспокойное хозяйство, героиня повести повела его не на казенный а на домашний лад. Чтобы не себе – другим было удобно. И покупатели не были для нее безликой массой: все знакомые, всех по именам знала. Кому и в долг продавала, пьяниц же с деньгами на порог не пускала. «Ей нравилось чувствовать себя человеком, без которого деревня не может обойтись», - это чувство и перевешивало страх ответственности.

Эпизоды, показывающие Марию за работой, необычайно значительны в повести: они открывают нам не самодовольную, не показную, а естественную, истинную доброту и отзывчивость. И когда Кузьма слушает в поезде рассуждения некоего местного деятеля о форме, о строгости, о директивах, он мысленно представляет свою Марию или безвинно пострадавшего председателя колхоза, и все его существо восстает против этой формальной логики. И ели Кузьма не силен в споре, то потому лишь, что придает главное значение не слову а делу. Может быть, именно поэтому столь безошибочна реакция героя на всякую ложную фразу, на притворство, на фальшь.

Конфликт между истиной человечностью и равнодушием рождает в «Деньгах для Марии» постоянную драматическую напряженность. Он трансформируется в столкновения бескорыстия и алчности, нравственной частоты и цинизма, гражданской совести и чиновничьей слепоты.

Мы понимаем как тягостно Кузьме – человеку скромному, застенчивому, привыкшему к самостоятельности, предпочитающему отдавать, а не брать – оказаться в роли просителя. Распутин с убеждающей достоверностью доносит для нас это психологическое смятение: стыд и боль, неловкость и беззащитность. Однако не одни страдания сопутствуют герою в странствиях по  деревне. Не только плачет его душа, но и согревается теплом живого участия.

Ощущение «высшего» , как нравственного закона, должного соединить всех, витает в «утопических» снах Кузьмы. Там в трогательных ночных видениях, Марию спасают от беды всем сказочно - дружным сельским «миром», и только там деньги теряют свою власть над всеми душами, отступая перед глубинным человеческим родством и союзом.

Доброта в «Деньгах для Марии» не объект умиления и любования. Это сила, обладающая внутренней притягательностью, пробуждающая в человеке жажду красоты и совершенства. Нравственные законы нашей действительности таковы, что безразличие к людям, к их судьбе воспринимается как нечто постыдное, недостойное. И хотя вышедшая из прошлого эгоистическая, стяжательная мораль еще не исчезла окончательно и способна причинить немалый урон, она уже вынуждена маскироваться, прятать свое лицо.       

Мы не знаем точно как сложится будущее Марии, но ясно одно такие люди как Кузьма, председатель колхоза, агроном, дед Гордей сделают все возможное, чтобы предотвратить беду. Сквозь призму драматических обстоятельств писатель сумел различить многое из того нового, светлого, что входит в нашу современность, определяя тенденции  ее развития.

Я согласна с автором что истинным мерилом человеческих отношений является не деньги а душевная доброта бескорыстие, умение сострадать.